Я вырос на уроках литературы
Ангелы-хранители нашего детства



28 Августа 2017

Полудница

Зимой, когда вечера такие холодные и длинные, особенно в декабре, я часто вспоминаю о золотом веке своего бесконечно далекого детства, когда небо было чуть выше, и мир глядел на меня гораздо ласковее. Вот и сейчас я сижу на подоконнике, закутавшись в теплый плед воспоминаний, и смотрю на залитый лунным светом пустынный двор. Всё тихо: я люблю эти часы ночного безмолвия, когда все спят и можно спокойно позволить памяти унести себя на своих волнах. Я закрываю глаза…

…в то жаркое лето мы часто ночевали с бабушкой на веранде. Вдвоем мы лежали на старом раскладном диване и вместе смотрели, как длинные летние сумерки переходят в глубокую летнюю ночь. Хорошо было так лежать, прижимаясь к теплому бабушкиному боку, укрывшись толстым пуховым одеялом от ночного холода, слушая неспокойную тишину за окном. Но ещё лучше было, когда бабушка рассказывала Истории; нет, не сказки – сказку я и сама могла сочинить, а Истории – то, что и вправду было, только очень давно; Истории из бабушкиного детства и юности, Истории про мою маму и даже немного про меня. В тот ветреный, неспокойный вечер как раз было время Историй. Итак, я улеглась поудобнее и приготовилась слушать… Историю про бабушку и Полудницу или как все тайное становится явным.

А дело было так. Когда бабушка была совсем-совсем маленькой, даже младше меня, летом она тоже бывало жила на веранде. Бабушка была младшим, десятым ребенком в большой и дружной семье, в окружении старших братьев и сестёр: иногда весёлых, иногда строгих, но всегда любящих и беспокоящихся за младшую непоседливую сестрёнку. И, честно говоря, повод для беспокойства находился у них достаточно часто. Вот взять, к примеру, эту Историю про бабушкину привычку бегать на пруд, когда ей было всего четыре, и про то, как её от этого отучили. И поверьте, было это непросто. Только представьте себе отучить маленькую непоседу от такого весёлого занятия: купаться жарким летним днём в прохладной воде чистого пруда. Как же здорово сбежать ото всех через огороды, промчаться через поле, и, оставив на берегу одежду, вдоволь наплескаться в маленьком озерце у леса! Потом можно спокойно надеть сухое платьице и вернуться домой как раз к обеду, и никто ничего не заметит. Так думала бабушка, тайком бегая купаться почти каждый день. Но старших братьев всё же не стоит недооценивать: они-то давно заметили, куда бегает их Люба и очень беспокоились за неё. Однажды один из них подошел к ней, когда бабушка уже хотела прошмыгнуть в свою любимую, «тайную дырку» в заборе. «Люба, – строго сказал он, – зачем ты каждый день бегаешь на пруд за деревней? Не боишься однажды Полудницу встретить?» Бабушка много раз слышала истории про Полудницу – страшное, лохматое чудище, которое утаскивает непослушных детей, если они убегают из дома в полдень. А вот видеть ни разу не видела! «Не боюсь я твою Полудницу!» – задорно крикнула она. Затем проскочила через дырку и, что есть духу, помчалась в сторону леса. «Как знаешь», – сказал старший брат и улыбнулся.

Конечно, маленькую непоседу было не напугать этими сказками о неведомых чудищах, но, всё же очутившись, наконец, на берегу пруда, она для начала огляделась, так, на всякий случай, и только потом забралась в воду. И все равно тревога не отпускала бабушку, ещё раз обернулась она назад и увидела… Увидела, как через поле, на встречу ей медленно ковыляет огромное, похожее на медведя существо. Лохматое, всклокоченное, серое оно протягивало в сторону непоседы свои волосатые, когтистые лапы.

Какое там платье! Как и была, голышом, она выскочила из воды как ошпаренная и с криками «Полудница!!!» побежала в сторону деревни. Наверно никогда больше моя бабушка так не бегала: пыль так и летела у неё из-под пяток, ветер развевал успевшие высохнуть волосы. Вбежав в дом, она тут же бросилась к старшему брату и в страхе прижалась к нему. В ответ он тоже обнял её и ласково, но с небольшим укором спросил: «Что? Полудницу повстречала?» «Да!» – ответила моя бабушка и разревелась. «Ничего, ничего, тут она тебя не найдет, – сказал старший брат, гладя её по голове. – Но на пруд больше одна не ходи, вдруг Полудница вернется». «Никогда, никогда туда не пойду, – всхлипывая, пробормотала бабушка, – никогда...» И она сдержала своё обещание.

За окном завывает ветер. Я тоже плотнее прижимаюсь к бабушке и начинаю шмыгать носом; среди колышущихся веток за окном видится мне косматый силуэт с длинными лапами. Бабушка тут же заметила моё беспокойство. «Не бойся, Любочка, не бойся, я ещё тебе не всё рассказала», – промолвила она. «Когда я подросла, мой брат открыл мне маленький секрет. Дело в том, что когда в тот день я убежала от него, он специально не стал меня догонять. Мой старший брат зашел в чулан, надел старый тулуп мехом наружу и спокойно пошел за мной к пруду. А уж всё остальное я сама себе напридумывала. У страха глаза велики!» – со смехом закончила она свой рассказ. «Хотя, знаешь, даже когда я совсем выросла, мне всё равно было боязно ходить одной той дорогой через поле, так меня это Полудница испугала», – сказала бабушка, уже засыпая. Вскоре послышалось её мерное дыхание, и успокоенная её близостью я тоже уснула. И снилось мне ослепительное лето.

Любовь


Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook



0
Мне нравится