Я вырос на уроках литературы
Ангелы-хранители нашего детства



26 Июля 2017

Лакомства

В своем рассказе-воспоминании, я пытаюсь воссоздать лето 1990 года, проведенное у бабушки Моти в подмосковском Краснозаводске под Сергиевом Посадом. Мы не были близки с бабушкой, родившейся в 1911 году. Больше времени она проводила со своим огородом, где росла одна картошка и жили колорадские жуки. В наши редкие летние приезды еще до школы нам было не очень уютно с ней, не о чем поговорить, не о чем спросить в свои 6-8 лет, а она была человеком немногословным.

***

Две маленькие городские девочки, обутые в лакированные туфли с бантами под белые ажурные носочки, ждали бабушку во дворе ее дома. Надежда привезла дочек электричкой из Москвы в город своего детства. Сводила их в местный кафетерий, расположенный в двухэтажном побледневшем от времени доме. А после спешила уехать, то и дело посматривая на часы.

Старшая из девочек, восьмилетняя Натка, прошептала сестре на ухо, что бабушка, наверное, заготавливает им лакомства, вот и опаздывает.

Младшая Лялька проверила карман на платье, подвязанный маленьким фартучком к поясу за декоративные веревочки. Размером карман был с полотно детской лопатки, которую Лялька нашла здесь же в песочнице. Кроме носового платка, выглаженного мамой и сложенного рулетиком прямо в карман помещались разве что несколько лялькиных сокровищ: блестящий конфетный фантик, гладкое морское стеклышко и две бусины, найденные на дне шкафа, отлетевшие в лялькин карман из цветочных сердцевин прямо с расшитых узоров маминой блузы.

Теперь Лялька не могла больше ни о чем думать, кроме как о бабушкиных лакомствах. Куда же ей их девать, чтобы они не растаяли у нее в ладошке под августовским солнцем.

Бабушка жила в соседнем пятиэтажном доме цвета окуней, что так любила готовить мама. Такой же окрас у дома: по бокам розовый, а в серединке бледно-серый. И краска от него отходит также легко, как рыбья чешуя.

В этом же доме, на первом этаже, жила и Александра Андреевна Мочалова. Окна ее квартиры выходили на поляну, где приезжающие из Москвы на школьные каникулы дети так любили играть.

Открывая окно летом, Мочалова часто выкрикивала детворе:

– Привезли же вас сюда орать, на мою голову...

А дети придумывали про резкую старуху истории.

Бабушка пришла за внучками ближе к полудню. В одной руке она держала лопату, в разы побольше Лялькиной, обмотанную от самого крепежа тулейки с черенком тряпками и перевязанную веревочками для надежности. На ногах у нее тускнели галоши, обутые на тепллые колючие носки. Не по погоде. А вместо талии, подчеркнутой ремешком, как у мамы, бабушка была по-деревенски повязана толстым грязно-коричневым шерстяным платком поверх темно-синего рабочего халата. В другой же руке бабушка держала ведро, покрытое поплывшей желтыми пятнами газетой.

- Вот картошки вам принесла, - искрилась улыбчивыми глазами старуха, указывая на ведро, - Надюшка, с собой возьмешь, сколько унесешь! - Велела бабушка.

- Может после, когда за девочками вернусь, - растерялась мама, скупо чмокнула бабушку в щеку и уехала.

Девочки испуганно жались друг к дружке и исподлобья смотрели на старуху одинаковыми круглыми глазами.

- А мы надолго к тебе? – Спросила старшая Натка. Лицо ее было сумрачным и хмурым, как позднее ноябрьское утро.

- Только приехали ведь. Куда пойдем...

Во дворе вовсю разыгралось лето и на поляне появилось несколько детей, поджидающих старуху Мочалову в окне.

- Мы во дворе останемся! – Объявила Натка.

- Господь с вами, оставайтесь, – махнула на внучек рукой бабушка и пошла домой.

Натка побежала к детям знакомиться. А Лялька медленно побрела в сторону бабушкиного дома. Девочка радовалась своим сокровищам в кармане, раз лакомств никаких не будет. Оставалось только подыскать им укромное местечко, да клад закопать.

Лялька бродила под окнами, всматриваясь в беспорядочно растущую траву, перемешанную с пыльной землей, совсем непохожую на городской остриженный газон. Время за поисками места для клада бежало скоро. Раскапывать непослушную землю пластмассовой лопаткой было задачей не из простых. То и дело Ляльке мешали корешки незнакомых растений, да еще и букашки бегали разных мастей. Лялька немного сожалела, что не послушала сестру, которая смеялась над ее круглым безобидным стеклышком.

- Как таким землю вскопаешь-то, для клада такое не годится, малышня.

Лялька было собиралась идти в песочницу и закапывать клад в совсем для этого ненадежное место, но чудом вспомнила про бабушкину лопату и ушла за помощью.

Дом Лялька запомнила, а вот квартиры верной не знала. Так она и простояла на первом этаже у лестниц общего коридора, пока ее не заметила бабушкина соседка, возвращавщаяся домой. Больно Лялька на маму свою в детстве была похожа.

Бабушка готовила картошку с жаренной корочкой, как любила когда-то ее Надюшка. В кухню зашла соседка.

- Зелени, да овощей принесла с огорода, закатим пирушку сегодня, Моть?

- Скажешь тоже, Саша. Закопались мы с тобой в огородах, теперь и внучек нечем угостить. Мы ведь не видимся с дочкой совсем. Боюсь не угодить городским. Не приедут ко мне больше, – жаловалась бабушка подруге.

- Да, кому они нужны-то, Моть? Сама подумай! Приедут, никуда не денутся, – соседка обернулась к Ляльке, которую совсем не было видно бабушке за соседкиной спиной, подмигнула Ляльке и скомандовала грозно шепотом. - Иди-ка, руки мой.

А Натка к тому времени познакомилась со всей здешней детворой и те успели рассказать ей, что в одной из квартир дома напротив живет злючая старуха по прозвищу Мочалка. Называли ее колдуньей. Старуха вечно что-то кошеварила на своей кухоньке и жуть как не любила маленьких детей. То и дело из окна их появление на поляне выслеживала и тут же прогоняла.

Долго Натка ждала появления Мочалки с новыми друзьями, что про Ляльку вспомнила только, когда время уже перевалило за обеденное и некоторые ребята начали расходиться.

- Как же я без малышни своей покажусь? – Обратилась Натка к оставшимся.

- Иди, поищи, может на дороге найдешь, - посоветовала темноволосая Аня.

- Как же, найдешь, - фыркнул Валера в очках для зрения с одной заклееной пластырем линзой.

- Чего зря болтать! Может ее сестру Мочалка утащила куда, – закричала Светка

Натка заревела, - горе ты мое!

- Беги домой, спроси у бабушки своей, не готов ли обед? Скажи ей, что Лялька твоя в песочнице копается, – успокаивала Натку умненькая Аня.

Натку охватил ужас. Сказать бабушке правду «потерялась», казалось ей совсем невозможным.

- А мы ее пока поищем, ребята, – скомандовала детворе вострая Светка. - Мы здесь всю малышню знаем, если новенькая какая попадется, сразу поймем!

И стайка ребят разбежалась в разные стороны.

Натка, всхлипывая, медленно побрела к бабушкиному дому. Из окна первого этажа повеяло чем-то вкусненьким и ароматным. Комкая промокший носовой платок, она набиралась решимости рассказать бабушке все как есть. Еле дотянувшись до звонков, Натка нажала на самый нижний из трех, разместившихся вертикальным бесцветным кривым светофором слева от двери.

- А ты наверное старшая будешь? - Дверь отворила старуха, совсем не похожая на бабушку.

- Здравствуйте...

- Читать еще не научилась? А то каждый звонок подписан. Бабушкин - верхний. А ты на мой нажала, смотри: «А.А. Мочалова» написано, Александра Андреевна. А для тебя просто, баба Саша, - продолжила старуха, - или как меня эти зовут? Мочалкой? Ну, будем знакомы, Натка.

Натка умела читать, но от расстройства и слез не обратила внимания на странные таблички с фамилиями. От охватившего ее страха, что она добровольно пришла в самое логово к Мочалке у нее перехватило дыхание. Так и стояла она, онемев, пока из глубины квартиры не послышался Лялькин голос:

- Натка, заходи уже, бабушкины лакомства пробовать, ими на весь двор теперь пахнет. И ты вот по вкусненькому запаху дорогу домой нашла.

Ольга

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook



13
Мне нравится