Я вырос на уроках литературы
Ангелы-хранители нашего детства



24 Июля 2017

Моя бабуля Людмила Ивановна

В родительском доме огромный сад, засаженный березами, елями и кленами, окаймленный зарослями смородины, вишни и малины. В центре сада стоит почти разрушенный дом.

Моя дочь Александра очень любит гулять по этому саду и задавать вопросы: откуда здесь взялись деревья? А откуда этот дом? А кто его построил? А почему он сломан? А кто в нем жил?

Своими вопросами она возвращает меня в беззаботное детство, когда я сама, гуляя по этому саду, представляла, что этот мир вечен. Он был таким огромным, сильным и крепким, что поверить в его разрушение было просто невозможно. Тогда мне казалось, что это навсегда. Всегда будут шуметь кроны могучих деревьев, всегда будут цвести георгины, мальвы и сальвии. Никогда не погаснут огоньки маленьких окон, пригнувшихся к земле и испускающие волшебный свет на предновогодние сугробы. Казалось, вечно будут трещать дрова в печи, будет висеть в центре маленькой комнаты игрушечная люлька, в которой сладким сном тогда спала моя игрушечная дочь. Из дома со звонким лаем будет выноситься смешная собачка Чапа, найденная на пригородном перроне, и распугивать желтогрудых синиц, клюющих, отрезанное бабушкой для этих замерших птах сало. И в дом вечно будут приходить гости, пить чай с душистыми лесными травами и рассказывать истории и петь песни. Какие же веселые были эти песни и сколько смыслов было в них. Сейчас таких не поют, а я как назло ни одной не помню.

На стене весел календарь, который каждый год выбирался мною собственноручно для любимой бабули в качестве подарка. В духовке всегда были готовы пряники, а на плите, издавая непередаваемый аромат, жарились драники из свежей картошки. И вечная улыбка, готовая поддержать в любую минуту, и только слова ободрения о моих нескончаемых танцах, спектаклях и рассказах. 

А летом можно было уйти в лес за грибами и ягодами. Я никогда не собирала ягоду в корзину, только кушала и слушала интересные истории из огромной бабушкиной жизни. О подругах, детях, знакомых. Это не были сказки, это были истории, истории человеческой жизни, которые в бабушкиных устах превращались в повести и романы. Какая же умная она была. 

Окончив лишь восемь классов послевоенной школы и выйдя в восемнадцать лет замуж за красавца-фронтовика, который поставил условие: или она выходит за него замуж или ему не жить. Она, нарожав троих детей, не переставала учиться. Когда в середине 90-х пошли первые энциклопедии «Я познаю мир», и мама начала мне их выписывать, бабуля перечитала их все вперед меня. И делала записи и пометки в своих тетрадях. Даже слушая радио, она записывала знаменательные даты в те самые, купленные мною календари. Больше познавательных передач по телевизору она любила только бразильские сериалы. Но покажите мне хоть одну женщину, которая в 90-е не смотрела и не любила бразильские сериалы. Так они были красивы и интересны для сибирского сердца. Да, для сибирского. Бабушка была сибирячкой. Вот дед был советским человеком, пламенным коммунистом. Прошагав в 18 лет от Москвы до Берлина, он понимал всю силу советской власти и советского человека. А бабушка, помнившая войну смутно, была сибирячкой. Она любила наш заболоченный край, наши леса и всегда с радостью возвращалась домой. И я такая, как говорит мама, «вся в бабулю». Я люблю Россию, но в душе моя Россия – это Сибирь, это маленький клочек моего сада в болотах Новосибирской области, наша маленькая станция на великом Транссибе, мое Кокошино, единственное в своем роде. Ведь в России полно Михайловок, Успенок и Благовещеннок, а Кокошино – одно!

Откуда у меня эта любовь? Конечно от бабушки. Все мое детство она была рядом. Они с дедушкой построили мой мир в прямом смысле слова. Они построили два дома, посадили могучие ели, разбили огород и сад, выкопали котлован, в котором плавали белоснежные гуси. Соткали из тонких ниток мое мировоззрение, миропонимание и мировосприятие. Но это сейчас я знаю такие умные слова, а тогда они просто своим примером показали, как надо жить! Жить дружно и весело, в обнимку с песней и трудом строя свой мир.

А потом… дедушки не стало раньше, я была совсем маленькой, бабушка дожила до моего восемнадцатилетия. Увидела, как я поступила в институт и нашла свою любовь. Как я была рада бежать каждые выходные с электрички домой и видела ее улыбку из-за берез. Она всегда сидела на своей лавочке, на крыльце и ждала. Очень ей нравился мой на тот момент друг, а сейчас муж. Можно сказать, что она благословила наш союз и ушла.

Она умерла весной и мой вечный мир рухнул. Перестала топиться печка и печься драники. Не зацвели георгины, мальвы и сальвии. Тропинки от нашего дома к ее стали зарастать травой. Дом стал серым без хозяйки, занавески почернели. Постепенно мы стали разбирать дом на хозяйственные нужды. Разобрали печь и пол, вынесли тетради, календари и фотографии. Не стало бабушкиных кошек и собак. Пока мы не можем разрушить стены этого мира, слишком он прочный, но и их время придет. И тогда на месте дома мы посадим сирень, чтобы цвела в память о вечном семейном мире.

Алёна

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook



51
Мне нравится