Я вырос на уроках литературы
Ангелы-хранители нашего детства



19 Июня 2017

Лидочка

Широко открытые глаза полные слёз. Это даже хорошо, сквозь слёзы меньше видишь окружающий тебя кавардак. Взгляд пытается отыскать что-то родное и знакомое, но тщетно. Вокруг чужие люди: много разных детей и юбка воспитателя ядовито-зелёного цвета. За окном скупой асфальтированный пейзаж.   И тут в комнате появляются любимые голубые глаза, они находят меня и улыбаются мне. Больше не надо прислушиваться и держать оборону, за мной пришла бабушка. Моя бабушка, а не посторонняя тётя.

– Биба, биба! – кричу я бабушке, бегу к ней и обнимаю, меня не оторвать.

– Не плачь! Ты больше не будешь ходить сюда, теперь мы всегда будем вместе!

С этой истории начинается моё детство с бабушкой, счастливое детство дома, а не в детском саду. Мы неразлучны.

А что такое детство с бабушкой? Это ежедневные прогулки по магазинам длиною в бесконечную очередь, это ожидание дедушки в обеденный перерыв, это тёплый борщ в термосе, заботливо привезенный на дачу специально для меня, это длинные разговоры на кухне, это корочки черного хлеба, отрезанные к дневному сну, это спокойствие и уверенность, что с тобой всё будет хорошо.

***

В коридоре на дверной раме карандашные отметки. Это календарь моего роста. Каждый раз отметка рисуется всё выше и выше. Но с дверью меряться ростом не интересно, нужен взрослый живой человек.

Бабушка самая маленькая, её догнать проще всего. Подхожу и обнимаю. Моя голова упирается в бабушкин живот. Я смотрю на бабушку снизу вверх и спрашиваю:

- Когда я вырасту, я буду выше тебя?

- О! Конечно! Когда ты вырастишь, я буду смотреть на тебя, задрав голову и кричать тебе наверх «Привет»! А ты будешь искать меня где-то внизу.

Так и будет, бабушка никогда не врёт.

***

На столе стоит тарелка, в ней половник, справа на столе столовая ложка, рядом блюдце с нарезанными кусочками хлеба. На плите греется суп. С минуты на минуту домой придёт дедушка на обед. У бабушки всё готово.

***

Три раза в неделю мы с бабушкой ходим в магазины за продуктами. В одном надо купить молока, в другом хлеба, в третьем мяса или колбасы, и чтобы хватило на всю семью.

По главной улице, через парк и ещё чуть-чуть – это наш путь в молочный. Молоко продают в тесном подвальчике. В магазине много людей и мало продуктов.

– Посиди здесь – говорит мне бабушка, – большая очередь, надо немного подождать.

На запотевшем стекле витрины я рисую зайчика. В магазин входят и выходят люди, они смотрят на меня, улыбаются или наоборот, но мне с ними не по пути. Я жду свою бабушку.

На полупустых витринах одиноко лежат большие брикеты сливочного масла, украшенные масляными цветочками. В центре прилавка на металлическом подносе с полупрозрачной лужей молочных остатков стоит огромный холодный бидон молока. Толстая женщина в грязноватом халате и нарукавниках зачерпывает из бидона молоко огромным черпаком, с которого капает во все стороны. Затем она вытирает всё это марлевой тряпкой, пропитанной молоком.

Наконец-то подходит бабушкина очередь, она отдает наш пятилитровый бидон и просит взвесить кусочек масла.

Можно идти домой. В одной руке у бабушки тяжелый бидон, который надо нести предельно аккуратно, в другой пакет с маслом и хлебом. Я держусь за пакет, чтобы не потеряться.

По дороге мы играем в «Белое и черное». Я никак не могу рассказать свою историю до конца, потому что невозможно не произнести запретные слова «да» и «нет».

– Подожди – говорит мне бабушка – мне надо сменить руку.

Она меняет местами бидон и пакет, на её ладошке, которая уже не сгибается, красные полоски отпечатавшейся ручки бидона.

Так проходит наша дневная прогулка.

***

Я залезла под диван. В полосе света комнаты появляется клетчатая юбка бабушки.

- Пожалуйста, вылезай! Мы только один раз сходим, и больше не будем. Что я скажу твоей маме? – бабушка уговаривает меня в первый раз идти в кружок танцев, куда меня записала мама. Я упрямлюсь. Во мне живет страх неизвестности и обида. Моего мнения никто не спрашивал, а просто записали и всё. Но, понимая, что поход на танцы неизбежен, что своим поведением подвожу бабушку, я вылезаю и послушно одеваюсь. Мы берёмся за руки и отправляемся навстречу новому.

***

Вечереет. Мы стоим на перроне, провожая маму в командировку. Мама заходит в поезд, а я уже начинаю скучать. Бабушка крепко держит меня за руку, чтобы не украли. Поезд трогается, а вместе с ним мамино лицо в окошке. Стараясь не отстать от поезда, я и бабушка спешно идём и машем руками, поезд набирает ход, и, в конце концов, мы остаёмся на перроне одни.

Вечером без мамы я боюсь спать одна в тёмной комнате, и бабушка разрешает мне лечь в её кровать. Для меня выделено место у стенки под боком. Рядом с бабушкой тепло и мягко. Она шепотом рассказывает мне сказку про Хаврошечку, и, не смотря на определённые жестокости истории, я люблю эту сказку, потому что рассказывает бабушка, потому что в ней есть добрая корова и яблонька, которые всегда рядом с девочкой. Постепенно слова пропадают, превращаясь в сон.

***

Жаркий летний день. Мы с бабушкой отправляемся на прогулку, взяв покрывало, чтобы устроить маленький пикник. Но кушать на улице нельзя, поэтому бабушка берёт мне куклу, а себе книгу. Мы расстилаем нашу подстилку на зелёной лужайке с видом на город. Я причесываю куклу, а бабушка открывает книгу.

- Бабушка, почитай и мне!

- Здесь описывается война, тебе будет не интересно.

Когда военное время сменяется миром, бабушка начинает читать вслух о том, как главная героиня шьёт себе платье из шторы. Я слушаю и мечтаю о таком же платье.

Вечером я надеваю на себя бабушкину ночную рубашку, бабушка не возражает. А я просто счастлива потому, что в длинной ситцевой ночнушке с рюшами я чувствую себя той самой книжной героиней.

***

Прошло тридцать лет.

Утро пятницы. Меня будит мой четырёхлетний сын.

- Мама, вставай, сегодня я иду к Лиде (так он называет мою бабушку)!

Мы завтракаем и собираемся, выходим на улицу, проходим парк и ещё чуть-чуть. И вот мы стоим у двери моей бабушки. Открываю своим ключом, чтобы не беспокоить. В коридоре появляется Лидочка, она спешит нас встретить. Всё те же голубые глаза приветливо улыбаются. Федя бежит ей навстречу, обнимает бабушкину юбку, его не оторвать.

- Лида! Лидочка! Лидуся!

Я ухожу по своим делам, а Федя и бабушка будут целых два дня вместе. Они неразлучны!

Ольга


Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х





8
Мне нравится