Я вырос на уроках литературы
Ангелы-хранители нашего детства



9 Мая 2017

Жил-был веселый поросенок

То, о чём я хочу рассказать, происходило в бескрайних волжских степях. Деревенька, о которой пойдёт речь, в ту пору звалась то ли Мюльберг, то ли Гольштейн: прабабка сказывала моему деду, да он позабыл. Право сказать, не так это и важно, ведь в том краю все деревеньки похожи одна на другую, что яблоки на твоей яблоне.

Старики бережно хранили традиции, привезенные из родной земли; молодёжь же всё больше предавалась развлечениям, поэтому вскоре даже народные сказки оказались позабыты. Но ход мироздания неумолим: оттого что сказки перестали рассказывать, они не перестали случаться.

1. Пасхальная неожиданность (март 1941)

– Ох, перевелись нынче зайчики... – вздохнул дед.

– Перевелись, как есть перевелись, – поддакнула бабка. – Бывало, встанешь пораньше, выбежишь во двор, а там дорожка. Пойдёшь по ней, глядь – гнездо! А в нём видимо-невидимо подарков – зайчик принёс! И яйца крашеные, и конфеты. А бывало, и обновки!

– Бывало! А то не в гнездо, а в шапку сложит яйца или в ямку.

Бабка задумалась, притихла. Стало слышно, как стучит по стёклам капель.

– Вы что, хотите сказать, что зайцы несутся? – недоверчиво промолвил Мартин.

– Несутся, а как же, – встрепенулась бабка. – Но только раз в году. Да и не обычные зайцы, а только пасхальные.

– Какие такие «пасхальные»? – по слогам выговорил Мартин. Дед, сурово посмотрев на жену, вышел в сени и хлопнул дверью.

– Никакие, милый, – пробормотала бабка. – Вырастешь – узнаешь. – И пошла за дедом, шевеля губами.

По всем приметам наступила весна, поэтому Мартин решил караулить зайца.

Проснувшись на рассвете, мальчик сразу подскочил с кровати. Натянув штанишки, он собрался было выскочить из дома в куртке на голое тело, но увидел выглаженную рубашку, усовестился, сунул руки в рукава и старательно застегнул пуговки. Меж тем светало; в окно стали видны колья забора и силуэт мельницы. Мартин вышел из дома, перепрыгнул через скрипучие ступеньки и, обогнув сарай, помчался на задний двор. Там было чисто выметено, дорожки посыпаны белым песком. Где же мог угнездиться заяц?

Мальчик оглядел пространство между сараями. Прогнав здоровенного кота с крышки, он приоткрыл короб, где хранился фураж. Ни яиц, ни зайца там не оказалось.

Рекс вылез из конуры и завилял хвостом, но маленький хозяин прошептал «тише» и прошёл мимо, отчего собака понуро залезла обратно.

Удостоверившись, что на заднем дворе осмотрены все закоулки, Мартин направился в сад. В валу, за грядками, Мартин заметил движение. Неужели заяц? Затаив дыхание, он подкрался ближе. Так и есть – между грядками просматривалась ямка, выстланная соломой. В ней лежали пять нарядных, пёстро выкрашенных яичек. А шестое, жёлтое, толкал перед собой носом самый что ни на есть настоящий поросёнок!

От удивления у Мартина перехватило дух; к тому, что яйца приносит заяц, он уже был готов. Но поросёнок?!

Почуяв приближение человека, животное засеменило через вал и, нырнув под оградку, скрылось в направлении школы. Недолго думая, Мартин последовал за ним. Колыхание высокой травы выдавало, в какую сторону двигается таинственный визитёр. Через некоторое время поросёнок показался за школьной оградой, деловито пересёк двор – и исчез! Напрасно Мартин осматривал грядки и клумбы: животное как сквозь землю провалилось! В каком-то смысле так оно и было: обегая школу, мальчик услышал слабое хрюканье, доносившееся из выгребной ямы. Несчастный поросёнок провалился сквозь прогнившие доски и ходил по самому краю ямы, каждую секунду рискуя соскользнуть в зловонную жижу.

Не мешкая ни секунды, Мартин помчался к дому. На заднем дворе мама обычно сушила выстиранное бельё. Наспех смотав верёвку в клубок, мальчик что есть сил побежал назад.

К слову сказать, поросёнок и не думал тонуть, важно расхаживая вдоль кромки выгребной ямы. Мартин сделал петлю. Да-да, не удивляйтесь – все деревенские мальчишки умеют делать затягивающуюся петлю, как заправские ковбои! Только вот накидывать её на шею поросятам умеет не каждый. Мартин кинул готовую петлю в яму и терпеливо ждал. Как только маленькие копытца перешагнули верёвку, он что есть мочи затянул петлю, крепко опоясав животное! К счастью, вес его был невелик, и вытащить горемыку не составило труда.

Стоит ли говорить, как удивились домашние, когда увидели выпачканного в земле Мартина, ведущего спасённого поросёнка на бельевой верёвке? Сперва пробовали дознаться, чьё животное, но, поскольку никто из соседей не признал его своим, Мартину было позволено оставить поросёнка у себя.

* * *

Дед соорудил загон, где поросёнок мог гулять и греться на солнце. Сидя на крылечке, старик задумчиво наблюдал, как животное пытается дотянуться до кустика травы. Наконец он подозвал внука.

– А поросёнок-то не простой... – сказал он.

– Не простой, а золотой? – засмеялся было Мартин, но дед даже не улыбнулся, напротив, лицо его приняло серьёзное выражение.

– Мне сказывал мой дед, что водились в старину в этих краях волшебные свиньи. Если такую свинью спасти, она отблагодарит тебя удачей и богатством. Нужно накормить ее, потереть ей пятачок – и наутро в кармане жди сюрприза. Только о том сказывать никому нельзя: волшебство может закончиться. Попробуй, – посоветовал он, заметив, что Мартин ему не верит. – Видишь, травка растёт, и фураж в амбаре припасён... Будешь его кормить – может, что и выйдет.

Сказав это, дед ушёл в дом. А Мартин, подумав, отправился за фуражом.

Наутро мальчик вывернул карманы, и – о чудо! – из них выпал круглый пятак! Поросёнок и вправду оказался волшебным! С тех пор так и повелось: мальчик кормил поросёнка, а наутро находил пятикопеечную монету.

Незаметно весна сменилась засушливым летом, которое, в свою очередь, близилось к концу. Как-то вечером Мартин услышал обрывки разговора: год выдался неурожайным и поросёнка планировали зарезать.

Зарезать волшебную свинью?! Этого мальчик допустить не мог! Ему не жалко было терять ежедневную монету, ничего подобного. Просто за лето они с поросёнком привязались друг к другу. Да и могло ли быть иначе? Когда заботишься о ком-то, чешешь ему пятачок, поневоле проникаешься самым дружеским расположением.

Дождавшись, когда все уснут, Мартин вылез из окна и прокрался к сараю. Полная луна заливала округу желтоватым светом, поэтому мальчик без труда вывел поросёнка со двора. Вместе они вышли за околицу и пошли туда, где волей природы в ровной степи зияла глубокая расщелина, прорезанная звонкой речушкой. Они спустились в овраг, на дне которого сохранились развалины домов первых переселенцев. Руины обнажались весной, когда сходил снег; сейчас же из-за крапивы и поросли деревьев не видно было даже остатков печных труб. Днём Мартин безошибочно мог найти среди них полуразвалившийся дом своего прадеда, но сейчас всё казалось чужим, и мальчик долго блуждал в рассеянном лунном свете, ведя за собой недоумённо похрюкивающего поросёнка.

– Я буду приносить тебе еду, ты только не уходи! – пообещал он спасённому другу.

Придя домой, Мартин долго не мог заснуть: то ему казалось, что на поросёнка напали волки, то он представлял, что скажут родители, не обнаружив животное в загоне.

Утром к ним явился человек в военной форме. Он недолго разговаривал со старшими и ушел вместе с отцом. Растерянные мать и бабушка стали собираться в дорогу. Куда – не мог сказать никто, было только понятно, что нужно торопиться. Мама сложила в корзину съестное; сверху положили Библию. Дед собрал сундучок с инструментами. Мартин тоже побросал свои нехитрые пожитки в ранец, купленный к школе, и сел со всеми на подводу. Соседская баба Нюра подволокла к подводе мешок муки.

– Возьмите, вам нужнее, – бормотала она, утирая слёзы.

– Я сложила дыни в амбар, в короб с фуражом, – зачем-то сообщила бабе Нюре мама.

Напоследок отвязали Рекса, который носился теперь по двору и тревожно заглядывал всем в глаза.

К обеду село опустело, а на третий день после отъезда жителей и вовсе приобрело жуткий вид. По улицам бродили, жалобно мыча, недоенные коровы, выли собаки. К волшебному поросёнку Мартина присоединился целый отряд обыкновенных свиней, выпущенных бабой Нюрой и парочкой сердобольных старушек. Несколько вечеров бродили они по селу, отвязывая собак и открывая двери голодной скотине, чтобы те насытились травой и палыми яблоками. О том, что станет с животными зимой, никто не думал, всех занимала судьба изгнанных односельчан.

2. Прощальное чудо волшебной свиньи (август–сентябрь 1941)

А что же наш Мартин? Сперва он плыл на пароме, не понимая, отчего так печальны взрослые. Потом они ехали в поезде. Спать им приходилось на мешках рядом с другими путешественниками. Когда они, наконец, остановились, оказалось, что сундучок с инструментами исчез. Пропажа подкосила старика, и он угрюмо сидел вечерами в углу комнаты-подвала, служившей им новым домом.

Страшное слово «война» Мартин слышал теперь везде: на поле, когда помогал маме грузить арбузы, на железнодорожной станции, куда прибывали всё новые партии людей. Мальчику было непонятно, отчего местные жители смотрят на них с откровенной злобой, ведь они не сделали ничего дурного.

Дед по прежнему молчал, а бабушка и вовсе слегла, надсадно кашляя в углу на сундуке, – кроватей у них не было. Вечерами после работы мама прятала слёзы: ей нечем было кормить Мартина и стариков.

– Если бы у меня были инструменты! – как-то с горечью сказал дед. – Я бы сделал кровать, и полки, и деревянные игрушки на продажу, а то, глядишь, времянку сколотили бы к зиме...

– Значит, надо купить новые, – рассудил Мартин.

– Надо бы, – промолвил дед, – да вот денег у нас как раз и нет.

– Так у меня есть! – радостно сообщил мальчик и полез за сундук. Там лежал ранец, который Мартину не пригодился: вместо учёбы он помогал матери в поле. Раскрыв ранец, он опрокинул его на стол, и оттуда под изумлёнными взглядами взрослых, звонко бряцая, посыпался настоящий дождь из пятаков.

– Откуда это у тебя?! – одновременно ахнули мама и бабушка.

– Ты собирал их... – глухо прошептал дед, прижимая к себе внука. – Он собирал их! – попытался повторить старик, но слова застряли у него в горле, и Мартин впервые увидел, как дед плачет.

Даниэля

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х




2
Мне нравится