• Главная
  • Статьи в тему
  • Экскурсия "Народной книги": Мемориальная квартира Константина Романова в Санкт-Петербурге

28 Марта 2016

Экскурсия "Народной книги": Мемориальная квартира Константина Романова в Санкт-Петербурге

Мне часто доводилось слышать о том, что посещение музеев особым образом влияло на человека, пробуждало интерес к искусству или способности к творчеству. В моей жизни все произошло несколько иначе: скорее, творчество привело меня в музей. И это положило начало не только новому этапу в жизни и в моих литературных занятиях, но также способствовало переоценке взглядов на музей в целом.

В детстве и юности мне не приходилось бывать в крупных музеях, а те, что есть в родном городе, казались академичными и скучными. До путешествий по другим городам история моих музейных посещений включала лишь исторический музей, несколько небольших школьных музеев Великой Отечественной войны и анатомический – в местной медицинской академии, вот, пожалуй, и все. Причем анатомический музей среди них оказался самым интересным, поскольку открывал настоящие тайны строения человеческого тела. Другие же остались в памяти, как скучные внеклассные мероприятия: солидные тети со строгими лицами рассказывали что-то серьезное, говорить и смеяться нельзя, трогать что-то руками – тем более, а древние экспонаты за толстым стеклянным панцирем казались безликими и отчужденными, несмотря на всю их историческую ценность.

Возможно, сложившееся мнение так бы и осталось неизменным на всю жизнь, если бы, годы спустя, будучи уже взрослой, я не оказалась в числе финалистов Международного поэтического конкурса имени К.Р. – великого князя Константина Константиновича Романова. За год до этого, в 2012 году я наконец-то посетила Санкт-Петербург, в который влюбилась еще в детстве по книгам и фильмам. Экскурсионный тур был ограничен по времени, поэтому из музеев мы смогли посетить лишь Эрмитаж. Наша туристическая программа оказалась настолько плотно укомплектована, что у меня просто не было времени оценить красоту каждого момента и сконцентрироваться на своих ощущениях – все слилось в один яркий цветной калейдоскоп.

Но тогда, в мае 2013 года, все происходило в менее парадной, но более спокойной обстановке: после церемонии награждения, проходившей в Мраморном дворце, победителей и финалистов пригласили на небольшую экскурсию по личным покоям Константина Константиновича Романова, которые стали доступны для посещения лишь с 1998 года.

Раньше мне не приходилось бывать в таких музеях-квартирах, поэтому я не знала, чего ожидать и какие впечатления на меня это произведет. Но, когда из помещения гостиной, где проходило награждение, мы оказались в небольшой обшитой деревом прихожей, а затем – в библиотеке великого князя, возникло ощущение, что я переместилась во времени на век назад.

Приглушенный свет, запах сухого дерева от старинного скрипучего паркета, резной мебели и книг. Подобную обстановку я встречала лишь однажды – в доме ныне покойного профессора В.С. Баевского, руководителя моей дипломной работы.

К своему счастью, я не увидела никаких экспонатов за толстыми стеклами, никаких табличек с датами и сухими историческими фактами. Просто уютные старинные комнаты, хозяин которых, казалось, отлучился лишь на минутку, и вот-вот войдет, застав нас врасплох. Как я узнала, облик библиотеки был специально воссоздан сотрудниками музея, так как многие вещи оказались утрачены или вывезены за границу, и вернуть их не представлялось возможным. Сохранились подлинные книжные полки, а книги позже подобрали в соответствии с сохранившимся каталогом.

Далее мы прошли в загадочную музыкальную комнату со сводчатым потолком, рассчитанную на небольшое количество гостей. Как оказалось, интерьер здесь в точности повторяет обстановку готической капеллы в одном из старинных соборов немецкого города Аахена, так как великий князь очень любил немецкую готическую архитектуру. Стены комнаты когда-то покрывала тисненая кожа, а теперь это лишь золотистые узоры на синем фоне.

Рабочий кабинет Константина Константиновича также, несмотря на изысканность, производил впечатление уютной обители, служившей не только для творческой работы, но и для духовного уединения, о чем свидетельствует наличие маленькой потайной молельни за одним из стеллажей. Даже ореховый кабинет, предназначенный для приема официальных делегаций, больше походил на гостиную, располагающую к дружеским беседам у камина.

Известно, что в личные покои допускались только самые близкие: князь не любил парадного блеска и мишуры, ведь литературное творчество в те времена считалось неприемлемым занятием для царственной особы. Удивительно было находиться в этих комнатах, где в свое время побывали как молодые поэты и художники, которым покровительствовал К.Р., так и знаменитые деятели искусства, такие, как Достоевский, Гончаров, Чайковский.


Какая же насыщенная литературная и музыкальная жизнь протекала в этих по-своему изысканных, но по-домашнему теплых стенах! Все предметы словно оживали в рассказах экскурсовода, наполняясь движением: горел огонь в камине, перо выводило вязь поэтических строк, шелестели страницы старинных книг, пели клавиши рояля и велись неспешные дружеские беседы или горячие литературные споры. Ну и конечно, примечателен тот факт, что и скончался Константин Константинович в одном из этих покоев – на небольшом диванчике в личной комнате, появившейся позже остальных – в 1912 году. Наверное, это еще одна причина, почему комнаты, несмотря на все перипетии времени, сохранили живой и немного мистический отпечаток. 

В итоге, эта сравнительно недолгая, но необычная экскурсия не только познакомила меня с незаурядной и в некотором роде таинственной личностью К.Р., но, можно сказать, полностью изменила мое прежнее мнение о музеях.

Как представитель царской семьи, чья жизнь с рождения окружена роскошью и положена на алтарь государственных интересов, может быть тонкой художественной натурой, предпочитающей парадным залам домашний уют, так и музей – отнюдь не только средоточие сухих научных фактов и безжизненных экспонатов. Я поняла, что, несмотря на великолепие и парадную роскошь крупнейших мировых сокровищниц, вот такие «домашние» музеи-квартиры мне гораздо ближе. Ведь, несмотря на статус их хозяев и наличие ценных предметов старины, они поражают воображение ничуть не меньше и словно сохраняют частичку души их обитателей.

Словно и после смерти дух великого князя продолжает покровительствовать творческим натурам, благословляя на дальнейшее развитие тех, кому посчастливилось побывать у него в гостях.

Ольга Рыжикова

Вы можете оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х