21 Марта 2016

Экскурсия "Народной книги": Удивительные музеи старинных русских городов

С детских лет мечтала побывать в музее ночью. Нет-нет, фильм «Ночь в музее» во времена моего далекого детства еще не был снят. Просто музей всегда был и остается для меня местом таинственным, «кроличьей норой» в прошлое. В последние годы я, конечно, не пропускаю ни одной акции «Ночь в музее», но не может утолить это организованное мероприятие моей тяги к таинственной жизни обители муз. Пожалуй, ближе всего к мистической сущности музеев мне удалось подойти в двух небольших провинциальных городах.
Повезло городу Угличу – ни один круизный теплоход мимо не проходит. Такие бывалые речные туристы, как мы с дочкой, давно могут сами водить экскурсии по Кремлю и монастырям, рассказывая новичкам и загадочной гибели царевича Дмитрия.
В очередной свой «заход» в Углич мы решили самостоятельно отправиться в музей мифов и суеверий русского народа. Узнали адрес, режим работы, распечатали карту. Прибыв в Углич, сразу же отправились на поиски музея. Тут надо заметить, что день был особый, праздничный – 9 мая. Торжественные мероприятия уже закончились, в центре города было много милиции и хорошо «напраздновавшихся» граждан.
Именно тут началась мистика. Как иначе объяснить, что, руководствуясь картой, мы все время заходили не туда? А местные жители, вне зависимости от того, были это трезвые работники полиции или поддавшие обыватели, указывали нам противоположные направления для движения к музею. Раза три вернувшись к центральной площади, мы поняли, что специфика музея дает себя знать, практически отказались от мысли достичь цели, пошли, куда глаза глядят и… увидели резные деревянные глухие ворота. На воротах – вывеска «Музей мифов и суеверий русского народа».

Ворота – закрыты. Стучим – не открывают. Но мы-то чувствуем – есть кто-то там, за забором. Стали в щелки смотреть и увидели, что к воротам со стороны двора подошло некое загадочное существо и тихо пытается рассмотреть нас через другую щелочку. Мы удвоили свой пыл. Существо отозвалось и после кратковременных переговоров впустило нас во двор. Тут выяснилось, что встречает нас не домовой, не леший или другой какой персонаж мифов и суеверий, а просто сильно выпивший дядя. Когда он, наконец, понял, чего мы хотим, ушел в дом. Мы осмотрели экспонаты во дворе (их было немало). Тут и появился экскурсовод (он же, по-моему, хозяин). Экскурсовод был колоритен внешне (этакий Добрыня Никитич) и очень живо и интересно провел экскурсию.
Вторую мою почти мистическую музейную историю можно назвать «ночь в музее». И случилась она тоже во время речного круиза. Месту, где все произошло, повезло гораздо меньше, чем Угличу. Чувашский городок (меньше десяти тысяч жителей) Козловка намного дальше от Москвы, и теплоходы сюда заходят реже.
В первый и последний (пока) раз мы посетили Козловку лет восемь назад. Стоянка в программе круиза была объявлена «зеленой», т.е. никаких экскурсий не планировалось. Обычно на таких стоянках народ наслаждается природой, купается, загорает, ищет грибы. Вот только незадача: прибыли мы в Козловку в восемь часов вечера. Жару сменила вечерняя прохлада, солнце уже зашло. Купаться как-то не хотелось.

Впрочем, у нас был план. Мы заранее выяснили, что в Козловке когда-то жил великий математик Николай Иванович Лобачевский. В девяностых годах в доме Лобачевского создали музей. Мы заранее узнали адрес музея и решили его обязательно посетить.
Именно Николай Лобачевский доказал, что параллельные прямые могут пересекаться. Мистически звучит это доказательство, но на этот раз никаких проблем с ориентацией на местности у нас не возникло. Совершенной прямая улица вела нас от пристани к голубому, окруженному цветущими флоксами, домику с белыми наличниками. Солнце к тому времени уже село, на улице – ни человека, только растянувшийся отряд наших последователей-туристов с теплохода. И домик Лобачевского, похоже, спит, ни одного окошка не светится. На табличке у входа – часы работы музея, которые уже давно закончились.
Истинного любителя музея остановить трудно. Мы подошли к домику и стали стучать. Через несколько минут дверь открылась, и мы увидели мужчину в майке и тренировочных штанах. На музейного работника он походил мало, скорее – на того самого «привратника» в музее Углича.
Впрочем, человек оказался милым и добрым. Услышав о том, как мы мечтали увидеть экспозицию, посвященную великому математику, он ненадолго задумался, а потом спросил: «А вы будете хорошо себя вести? Ничего не поломаете, руками трогать не станете?» Мы начали клясться в своей добропорядочности. К этому времени нас было уже человек десять. Сторож опять подумал, и опять спросил: «А рублей по пять с носа дадите?» Услышав столь смешную цену, мы потеряли дар речи и дружно закивали. Сторож отворил дверь пошире, и мы вошли.
Возможно, кто-нибудь сказал бы, что музей собран по принципу «с миру по нитке – голому рубашка». Но нам там понравилось все! И залы, посвященные Лобачевскому, и собрание предметов быта в краеведческой части музее, и чучела животных, и даже гигантские сборные модели насекомых. Но больше всего нас покорила атмосфера спящего музея, которую мы старались не нарушать громкими голосами и шагами.

Я была в Лувре, в Королевском дворце в Швеции, в Петергофе, в Эрмитаже, в тысячах больших богатых экспонатами музеев России и Европы. Но при воспоминании о маленьких музеях в маленьких российских городках в моей душе зажигается огонёк.

Татьяна Попова

Вы можете оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х