15 Сентября 2017

Между нами, девочками...

Эта история была прислана для участия в конкурсе "Были 90-х", но описанные в ней события могли произойти в любое время, в любой стране.

Людмила Николаева

Внештатный адвокат

  Случаются почти у всех людей моменты, когда они должны что-то решать за других. И тут уж зависит всё от совести самого защитника, а проще сказать, от решительности и даже храбрости, а ещё от воспитания, которое заложили им родители с раннего детства. Подружка часто твердила Валентине: «Ну, тебе что, больше всех надо? Идёшь своей дорожкой и иди. Так нет, вечно встрянешь во все коллизии, аж мне страшно потом рядом с тобой находиться, вдруг перепадёт от кого тумака». Ей это просто говорить, она смотрит в небо холодными глазами, а Валя вокруг посматривает, и сразу же всё плохое, несправедливое замечает. Рада бы не вмешиваться, но душа не терпит.

   Вот так и сегодня с самого утра получилось. Стоя в очереди за железнодорожным билетом, для поездки из Ростова в Волгоград, наблюдала такую картину. Возле девушки, очень юной по возрасту, лет 16-17, стоял парень и требовал, чтобы та доказала ему свою любовь. Валя заинтересовалась. Ведь испокон веку было предначертано мужчинам доказывать её – целовать ручку, раскланиваться в пояс, касаясь перьями от шляпы земли, драться на дуэли из-за прекрасной дамы. А тут на тебе, докажи ему и всё. Но ведь самое интересное заключалось в том, что и доказывать-то было некому. С такой плюгавой внешностью, он сам должен был навприсядку скакать рядом. А у него самомнение, похоже, было выше носа. А девчушка, ну чистый подснежник: белокурая, глазки голубые, широко раскрыты на мир. Стройненькая берёзка стояла рядом с кривоватым пеньком, и раздумывала: вдруг и вправду он меня бросит, если не докажу. А нахальный отрок всё наседал:

   – Пойдём ко мне домой, родители уехали на дачу, и всё обговорим.

   Девчонка начала уже оглядываться растерянно, мямля что-то вроде: «Мне мама не разрешает ходить по квартирам к парням», а он всё своё. Тут уж наш «адвокат» не выдержала, и скоренько получив на руки билет, подошла к «влюблённым».

   – И правильно тебе мама советует, она жизнь лучше тебя знает. Ты чего перед ним унижаешься, в зеркало себя не видела? Или считаешься отбросом каким? Девушка должна гордо нести себя, не взирая на внешность, материальные данные и окружение. Такая красавица, что все любуются тобой,   как кролик лезешь к удаву в норку, и ещё оправдываешься.

Затем повернулась к парню и выдала очередную логическую системную речь:

   – А ну, пошёл отсюда, и чтобы я тебя рядом с нею не видела никогда (можно было подумать, что она здесь проживает и всех знает в округе). Я её матери о тебе расскажу, получишь сухарей в мешочек.

   И, вновь к девушке: - Запомни, один раз говорю, красота неписанная, будь умнее и цени то, что тебе природа дала, а не бросай это перед каждой пылью на дорогу! Всё, иди домой, – это она уже сказала, видя, что парень ушёл первым.

Отошла на перрон и стала ждать прихода поезда. Он должен подойти, если судить по расписанию, через час. Отдышалась, и успокоилась. А зря, рано радовалась. Недалеко от неё разыгрывалась другая драма. Парень, пьяненькой наружности, приставал к другому пареньку, который стоял рядом со своей сумкой и смотрел вдаль на рельсы. Валентина прислушалась. «Да что же это такое?» – воскликнула она мысленно. Или даже так – «Ужас, что творится в этом мире! Совсем распоясались!»

         – А ну, гони пятьсот рублей, а то домой не доедешь! – это уже пьянь наседала на парня. А тот отмахивался: - Да где я такие деньги возьму? У меня только на дорогу под расчёт, и всё.

           Ну, держись, тебе мало не покажется, и хулиган свернул за угол здания. Через несколько минут он вернулся в окружении ещё двоих таких же. Не долго думая, они схватили мальчишку и волоком потащили в ту сторону, откуда пришли. Валя, ничего умнее не придумав, действовала сиюминутно. Подбежала к ватаге и стала дёргать «жертву» в обратную сторону, крича громко на весь перрон:

           - Витька! Я твоей матери скажу, что ты опять с дружками связался, она тебе задаст («какой Витька?», промелькнуло у неё в голове в тот миг, только провидение знает). Но оно помогло. Парни руки расцепили, а она ухватила покрепче своего протеже.

         - Иди, стой возле меня, ты забыл, что мать наказывала тебе слушаться меня? Я всё же тётя твоя родная, а то получишь сейчас.

Хулиганы недовольно постояли, но всё же предприняли вновь захват. Валя поняла, что силы неравны и огляделась по сторонам. На перроне стояли человек шесть здоровенных мужиков, сцеплённых как наручниками , руками своих благоверных, боящихся, чтобы хулиганы их не покалечили. Валя аж подпрыгнула от злости.

          - Ну, и чего ухватились за своих жён? Никуда они от вас не денутся. Я, баба, сражаюсь за чужого сына, а зрители смотрят и улыбаются. А вдруг в это время ваш так страдает? Не стыдно вам, силу имущие?!

Двое мужчин, стряхнув руки своих любимых, подошли к ватаге.

            - Ну-ка, отпустили парня,

Его и отпустили. Ведь силы были неравные. И в это время повезло, на первый путь подходил состав, и все пассажиры покинули перрон. Валя на всякий случай шла рядом с мальчишкой, спасённым ею. И в вагоне он оказался рядом, что успокоило её. «Фу, можно будет отдохнуть. Что-то у меня сегодня перенапряг с защитой», - решила она, садясь на своё место рядом с молодой женщиной, кормящей грудью младенца. За окном уже темнота окутывала видимое пространство. Валентина любила сидеть и смотреть на пробегающие мимо фонари и огоньки далёких поселений. Поезд был скорым, поэтому бежал живенько, не кланяясь всем переездам. У неё была нижняя полка, а над нею разместился молоденький паренёк, лет двадцати. Напротив него лежал, наверное, его друг, потому что они вскорости после посадки этих пассажиров пришли из ресторана вместе. И шумненько расположились по спальным местам. На боковых местах разместились две пассажирки, возрастом за пятьдесят. И одна другой рассказывала, как в неё были влюблены все мужчины планеты, а она была очень строгой и гордой, всех сразу отшивала.

             - Ого, - сказала Валина соседка, - похоже, всю жизнь прогуляла, а теперь святость разыгрывает. Да и не похоже, что её очень любили, с такими змеисто-тонкими губами и выпученными глазами в основном мегеры бывают.

Валентина ей сразу поверила и засмеялась. В дороге часто знакомятся с соседями легко, и завязывается простая, ни к чему не обязывающая, беседа. И пока они эдак разговаривали, мимо них что-то пролетело сверху. Это свалился паренёк. Заснул, а так как был в подпитии, не удержался на полке. Его друг даже не пошевелился. «Самая любимая женщина всех мужчин» стала кричать и вызывать проводницу. Та явилась на зов, и наблюдала картину, как парень неумело вновь вскарабкивался на полку, и снова падал. «Святоша» стала возмущаться, что пьяным не место в вагоне, и его надо высадить на ближайшей остановке. Она, видите ли, работала раньше в милиции, и таких забулдыг не жаловала. Молоденькая проводница стояла в растерянности, и не знала, что делать. Наверное, ещё не всю совесть потеряла, чтобы принимать такие радикальные решения. Валентина встала и сказала:

          - Женщины, вы чего, решили парня погубить? Ведь он не буйный, никому не мешает. Ну, упал случайно, так с кем не бывает. А если его высадить, как вы предлагаете, на первой станции, то он может и пропасть без вести. У вас дети есть? Вы представляете, как вашего ребёнка выгоняют в незнакомое место в ночь? Что может случиться с ним? Пусть уж едет спокойно домой, а там родители разберутся с ним.

Так на том и порешили. «Милицейша» замолчала, не найдя поддержки в людях. Проводница тоже обрадовалась такому положению вещей, ведь кто-то спокойно решил за неё эту проблему. Парня привязали для страховки ремнём к полке, чтобы не падал, и он   спокойно заснул, и даже не храпел.

    А Валентина так до утра и не прилегла. Только часикам к четырём, когда за окошком уж рассветало, придремнула чуток. Разбудила её ходьба по вагону. Пассажиры одни выходили, другие старались отыскать удобные места и тащили по проходу тяжёлые баулы и чемоданы. Парни уже сошли на своей остановке, «блюстительша порядка» тоже. «Ну, ладно, я еду домой, а эти куда так стремятся?» - подумала Валя, вспомнив весёлую шутку. А мысли потекли дальше. «Никому дома не расскажу о своих приключениях, а то Любка опять будет меня воспитывать, и называть «внештатным адвокатом». Да, легко на душе от таких дел, сразу несколько разрешила в пользу подзащитных», - и она засмеялась. А жизнь текла дальше: солнце светило ярко, встречные люди улыбались, видя её улыбку. Как мало надо для счастья – окунаться самой в него, и дарить его другим людям.

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook