12 Июля 2017
Проект: Были 90х


Александра Маринина о конкурсных работах "Были 90-х"

Писатель, автор-составитель будущей книги о лихом десятилетии Александра Маринина подвела итоги конкурса. 

Александра Маринина: Ну что ж, дорогие друзья, вот и закончился прием ваших историй для Народной книги «Были 90-х». Как водится среди жителей нашей страны, запрягаем мы медленно, зато потом едем очень быстро, поэтому в последние дни июня на сайт поступило более 40 текстов, и очень трудно написать комментарий заданного (и весьма небольшого) объема так, чтобы упомянуть работы всех авторов. Задача эта для меня непосильна, посему в последнем комментарии я буду краткой и скажу лишь о немногих историях. Заранее прошу прощения у тех, чьи сочинения не будут сегодня упомянуты, и отсутствие ваших имен в комментарии вовсе не означает, что ваши истории не войдут в сборник.

Мы голодали, теряли сбережения, искали возможность хоть где-то и хоть сколько-то заработать, чтобы прокормить семью, выкручивались и выживали. Об этом нам еще раз напомнили Лариса («Шел август 1991 года»), Людмила («Как я гребла золото лопатой»), Георгий («Воспоминания полковника»), Нина («Я не имела права быть слабой»), Татьяна («Мечты сбываются»), Надежда Ковалева («Без названия»). А вокруг нас роились те, кто пытался любым доступным способом лишить нас того, что мы с таким трудом заработали. Помните, как нам постоянно предлагали бесплатные товары, когда нужно было оплатить только стоимость доставки, равную стоимости самого товара? А помните бесконечные зазывания на «очень хорошую работу» с приглашением на предварительное собрание, в ходе которого нам объясняли, что для трудоустройства нужно внести взнос в размере энного количества тысяч долларов? (Светлана Белошапко, «Трудоустройство»). А если ты студент, то с тебя можно «стрясти», например, миллион рублей или новый компьютер под угрозой возникновения проблем при сдаче госэкзаменов и защите диплома (Екатерина, «Миллион за красный диплом»).

Разваливалась армия, приходила в упадок наука. Галина («Жена декабриста») описывает поистине нечеловеческие условия, в которых существовала на Дальнем Востоке семья офицера: жизнь в каюте с крысами, свет и вода только ночью или по 2 часа утром, днем и вечером. «Не верьте никому, кто жалуется на то, что сейчас трудная жизнь», - советует нам Галина. По сравнению с тем, что пережито в 90-е, сейчас почти рай. О трудном выживании отставного офицера рассказывает Георгий («Воспоминания полковника»). Научные работники и высококвалифицированные инженеры, не получая зарплаты или лишившись работы в связи с закрытием учреждения, вынуждены подаваться кто куда: кандидат наук работает в казино уборщицей (Алла, «1994»), ученые превращаются в торговцев и челночников (Игорь, «Записки челночника», Петр «Чекалда», Роман, «Совсем не мирное время»). Никому не нужные врачи, учителя, ученые, актеры, преодолевая мучительный стыд и невероятное унижение, побросали любимую работу и стали самым нужным и востребованным человеком в 90-е – продавцом (Татьяна, «О пользе высшего образования в России»).

Трудное время было, тяжелое. Казалось бы, самая пора расцвести ненависти и человеконенавистничеству. Ан нет! И в эти самые 90-е находятся у людей душевные силы на доброту, великодушие и бескорыстие. В этом нас еще раз убеждают истории Николая («Просветление»), Марины («Как я стала мамой»), Надежды («Нельзя оставлять человека в беде»).

Так какими же они были, эти 90-е? Разными. Тяжелыми и сладкими. Невыносимо горькими и самыми лучшими. Я умолкаю и предоставляю слово нашим авторам:

Иван: «Все, что осталось до 90-х, - это разочарование, которым сегодня благополучно приторговывают в печатном виде» («Вы это чё, серьезно? Или Короче»)

Татьяна: «90-ые! Я окликаю вас, как свою молодость, как тот период, благодаря которому сложилась моя жизнь» («Молодость моя, моя голубка»).

Марина: «Мне 90-е подарили абсолютное счастье и счастливую старость» («Как я стала мамой»).

Ирина Кальницкая: «У меня до сих пор меня нет ясности восприятия той эпохи. Но жажда свободы в самовыражении у меня оттуда – из смутного времени перестройки…» («Хлеб насущный и духовный»).

Татьяна: «Прошло двадцать лет после этих мучительных событий, а чувство потерянной Родины, несправедливости  до сих пор остаётся внутри…. Давит болью,  и не пройдет уже никогда» («Двадцать пять миллионов поломанных жизней»).

Галина: «Наш народ пережил 90-е годы, по сравнению с которыми нынешнее время – это время рога изобилия! Живучесть, выживаемость наших людей достойны только самых высоких похвал!» («Жена декабриста»).

Александр Шабанов: Когда слышишь слово «девяностые», сразу и неизменно в душе возникает и повторяется как рефрен, как заклинание: «ЭТО не должно повториться НИКОГДА» («Байки из 90-х»).