5 Июля 2017
Проект: Были 90х


Писатель Александра Маринина - о историях на конкурс "Были 90-х"

Александра Маринина: "Жили и выживали, изобретая все новые и новые вариации приготовления с трудом добытых и зачастую испорченных продуктов, и среди повальной нищеты и неустроенности великим подарком казался отвратительный на вкус «Сникерс», который даже не зазорно было подарить своему кумиру на концерте".


Вот уже 17-я подборка историй для нашей Народной книги о 1990-х, а об августовском путче 1991 года по-прежнему пишут в основном те, кто в то время был ребенком. Любопытный феномен, не правда ли? Людмила, например, говорит, что «вскользь вспоминаются танки в самом центре Москвы. Мы с мамой вышли из магазина и удивились, что стоит техника на проезжей части. Не было волнения. Было спокойно, мирно. Одна бабушка заговорила с пареньком, который сидел на танке» («Мои 90-е»). Для нас, взрослых, это было Событием, но мы о нем почему-то не пишем, а вот те, кто помладше и ничего еще не понимал, запомнили.

И вообще, в детстве все иначе воспринимается, это естественно. Для мальчика, устроившего вместе с друзьями взрыв петарды и нечаянно повредившего «шестисотый», принадлежавший, по всей вероятности, «новому русскому», угроза работника милиции показалась началом конца света. Отец будет ругать! Может быть, даже побьет… А отец угрозы милиционера даже всерьез не воспринял (Кирилл, «Конца света не будет»).

Да, в детстве мы еще мало что понимаем, а в юности, хотя и понимаем чуть больше, но относимся легко. Молодой человек, в одночасье обнищавший во время дефолта 1998 года, совершенно не думает о том, что будет нечего есть: он влюблен! Он счастлив! И все остальные невзгоды кажутся ему несущественными (Владимир Гуга, «Как было дело»). Молодая девчонка, еще двадцати не исполнилось, нанимается работать стрелком военизированной охраны, да не где-нибудь, а в Ижевске, где благодаря наличию оружейного завода и всеобщему хаосу по рукам бесконтрольно гуляет огромное количество стволов. Более того, она незаконно приобретает газовый пистолет, потому что по ночам на работе страшно, а оружия стрелкам охраны не полагалось, несмотря на громкое название. О том, что оружие хранится незаконно, героиня истории даже не подумала. Да и кто думает о законе в ее-то возрасте? Вот приятели и ухажеры – это да, это важно (Елена, «Стрельба в туалете хрущевки»). А еще в юности и в молодости мы бываем очень доверчивы, и частенько расплачиваемся за это незаработанными деньгами и упущенными возможностями (Александр, «С2Н5ОН»). Но ведь это же так естественно: верить в лучшие качества тех, с кем вместе делаешь общее и такое важное дело, строишь бизнес!

Невыплаченные зарплаты, увольнения и сокращения, необходимость кормить детей – все это заставляло нас искать любые заработки и соглашаться на любую работу. Вот молодая учительница, оставшаяся с крошечным ребенком на руках, выращивает морковь на продажу (Виктория, «Я в 90-е годы»), из последних сил борясь с сорняками. Вот такая же молодая жена военнослужащего, которому не платят оклад содержания, а в семье двое малышей. Героиня этой истории буквально «вытаскивает» себя и своих близких из пропасти, занимаясь челночной торговлей (Ирина, «Ода клетчатой сумке»). А вот Юрий из истории Михаила «Аура удачи»: зачем стараться и работать, если можно попытаться выиграть много и сразу, проводя время у игровых автоматов?

Жили и выживали, изобретая все новые и новые вариации приготовления с трудом добытых и зачастую испорченных продуктов (Виктория, «Я в 90-е годы»), и среди повальной нищеты и неустроенности великим подарком казался отвратительный на вкус «Сникерс», который даже не зазорно было подарить своему кумиру на концерте (Рита, «Светка, сникерс и Агутин»).

А вы знали, что в начале 90-х в некоторых странах автоматы ошибочно принимали наши монеты достоинством в 1 рубль 1970 года выпуска за настоящую валюту, и если вовремя подсуетиться, можно было очень прилично заработать: в момент бума за монету с изображением головы В.И.Ленина можно было получить до 30 рублей? Если не знали – прочтите историю Евгения («История несостоявшегося нумизмата»), из которой почерпнете немало интересного.

Приходило ли вам в голову, через какие унижения вынуждены были порой проходить люди такой престижной, казалось бы, профессии, как актер? В истории «Как я был царем» заслуженный артист России Василий Куприянов со смехом рассказывает о заработках путем участия в шоу. Но это смех сквозь слезы. Унижению подвергались не только актеры, но и все мы – те, кто не стал «новым русским», не играл в теннис и не имел возможности носить модные брендовые тряпки и ездить на «шестисотых мерсах»: на нас смотрели как на недочеловеков (Нина, «Степа»).

И все-таки… «Да, спину я надорвала, да и нервы потрепала изрядно, - пишет Ирина («Одна клетчатой сумке»), - но я знала, ради чего это делаю. А главное, поняла, что сильная и многое могу сама. Я не боюсь безденежья и других трудностей, о чем так любят попричитать многие соотечественницы. Знаю, что из любой ситуации можно найти выход. Главное, чтобы были здоровы родные и близкие. А еще лишь бы не было войны. Все остальные проблемы - не тяжелее клетчатой сумки».