29 Июня 2017
Проект: Были 90х


Автор-составитель книги "Были 90-х" о конкурсных историях

А помните…? Например, бутерброды с маргарином «Рама» в обеденный перерыв. Или пейджеры, при помощи которых мы передавали сообщения, если не было возможности дозвониться. Денежные купоны, без которых купюры считались недействительными. Шулеров, «ломающих» пачки банкнот. Торговлю сувенирами на Арбате и вернисаж в Измайлово. Очень невкусную, но зато бесплатную еду в студенческой столовой, отделанной дизайнерами так, что в ней можно проводить коммерческие мероприятия и банкеты. Получение зарплаты товарами при необходимости платить за квартиру наличными, которые нужно было где-то добывать. Помните? Если забыли, то обо всем этом вам напомнят новые истории наших авторов, приславших очерки для Народной книги «Были 90-х»: Стасс («Пейджер доверия»), Екатерина («Наша жизнь в 90-е»), Ирина («Портрет»), Анна («Посыл посла»), Елена («Времена не выбирают»).

Многие ли из нас знали в те времена, что существовала практика переписывания бизнеса на жену с одновременной покупкой этой самой жене психиатрического диагноза? При таких условиях бизнес невозможно было «отжать», и находились те, кто пользовался подобным нехитрым способом, отправляя дорогую супругу в добровольную и вполне комфортабельную ссылку, отбываемую в хорошо оборудованном особняке. Если кто не знал – прочтите историю Стасса («Пролетая над гнездом квакушки»).

А многие ли задумывались о том, какую роль мог играть оператор пейджинговой связи? Еще одна история Стасса («Пейджер доверия») напоминает нам о том, как бережно нужно относиться к словам, которые мы произносим и пишем. Сегодня мы общаемся без посредников, и потому получаем иногда такие тексты в сообщениях, от которых неделями ходим больные…

Все есть в этих воспоминаниях: и печаль (Екатерина, «Наша жизнь в 90-е»), и боль (Дмитрий, «Тигры, мишки, тополя…»), и растерянное недоумение (Ирина, «Портрет»), и радость узнавания и открытий (Андрей, «Сибирский дальнобой»), и задорный юношеский хохот над нелепой ситуацией (Анна, «Посыл посла»). Сердце сжимается, когда читаешь историю русско-чеченской семьи, спасающейся от войны. В этой семье нет правых и неправых, «своих» и «врагов», федералов и сепаратистов, а есть просто люди, которые любят и уважают друг друга, и есть мальчик и его старенький дед, участник Великой Отечественной, которые под свист снарядов обсуждают, имеет ли настоящий мужчина право бояться за свою жизнь и что такое храбрость (Дмитрий, «Тигры, мишки, тополя…»). Недобрая усмешка невольно появляется, когда мы вспоминаем жуликоватых таможенников, нагло обиравших тех, кто пытался заработать при помощи шоп-туров (Гаянэ, «Контрабанда»). А что делать? Конечно, шоп-туры и челноки – это не посещение Венской оперы, но выживать-то надо было! Да, было трудно, порой – опасно и откровенно страшно (Андрей, «Сибирский дальнобой»), порой унизительно (Гаянэ, «Контрабанда»), но ведь выжили! Выжили, несмотря на то, что «во время тяжелых испытаний для страны или отдельной семьи заново открываешь людей, потому что у них нет времени изображать из себя какой-то театральный или сказочный персонаж, надо действовать, согласно зову своей совести. Вот и 90-е годы прошлого столетия, как лакмусовая бумажка, показали и величие душ отдельных людей, и их мелочность, подлость» (Елена, «Времена не выбирают»). И оставшаяся без работы медсестра, вынужденная продавать все, что может, чтобы прокормить семью, первым делом, оказавшись в Польше, спрашивает, где находится музей Коперника. А молодой журналист, зарабатывающий фотографией, считает самым главным достижением своей пока еще недолгой жизни то, что благодаря его удачным снимкам девушка перестала бояться камеры и начала с удовольствием фотографироваться (Илья, «ФЭД-2»). И водитель-дальнобойщик, бессовестно обманутый напарником после невероятно тяжелого рискованного рейса, счастлив и благодарен судьбе за то, что увидел красоту сибирской природы, узнал новых людей и постоял на краю кимберлитовой трубки «Мир» (Андрей, «Сибирский дальнобой»).

  Закончим сегодняшний обзор цитатой Екатерины: «Но мы выживали, как могли и выжили.    Смогли сберечь себя, свои семьи, детей, душу и совесть».

Александра Маринина

Приглашаем Вас оценить истории «Народной книги» и оставить свой комментарий:

Конкурсы «Народной книги» на Facebook

Конкурс «Были 90-х»

Не забывайте размещать свои истории о 90-х годах в Facebook, помечая их хэштег #Были90х