23 Мая 2017
Проект: Были 90х


Автор-составитель книги "Были 90-х" о новых историях, присланных конкурсантами

Вот уже тринадцатый блок историй для нашей с вами «Народной книги», и начинаешь понимать, как мало пишут о самом тяжелом – о войне, о том, как она ломает и судьбы людей, и их души. В нынешней подборке бритвой по сердцу резанула история Олега Бажанова «Исповедь»: как это больно – в один момент и полюбить человека, и убить его… И приходит понимание, насколько прекрасной могла бы быть жизнь, если бы не было войны. «Моя жизнь осталась там, в горах, - говорит герой истории. – Может быть, когда-нибудь я вернусь туда… к ней…»

Наверное, можно понять, почему историй о войне так мало: с чужих слов о таком не напишешь, а сами участники тех событий не стремятся выворачивать наизнанку свои израненные души. Зато те, у кого воспоминания о 90-х годах вызывают улыбку, щедро делятся этими воспоминаниями с нами.

Но улыбки бывают разными, правда? Вот ироническая: история Владимира Гуги «Миссия», являющая собой великолепную карикатуру на вошедшее в те времена в моду подражание западным образцам офисной культуры. Все было так серьезно, так здорово, и мантры, и плакаты, и проверка безопасности, и корпоративный дух… И как банально, пошло и грубо все закончилось – вымогательством.

А вот улыбка язвительная: жизнь на Крайнем Севере, в Эвенкии, в начале 90-х была хуже жизни собачьей. Температура в домах чуть выше 0, удобств нет, нужду справлять – пожалуйте на двор или дома в ведро, вода привозная замерзает на лютом морозе, свет без конца гаснет, и у всех наготове свечи и керосиновые лампы (Марат Валеев, «Собачья жизнь»).

Вот улыбка недоуменная: как объяснить иностранцу, что его поведение оскорбительно для нас? Он же искренне, от всей души, он же уверен, что делает хорошо, благодетельствует… Ну и в самом деле, что плохого-то? Да и мы сами, вроде бы, рады, ведь в универсаме сосиски – редкость, а тут такие продукты, такая еда, о которой только у Пушкина читали. И невозможно сформулировать, а уж тем более объяснить француженке и итальянцу, почему от всего этого потом остается в душе такой мутный, неприятный осадок. Ведь дело-то не в продуктах, а в том, что работали вместе, выкладывались, болели за общее дело, и казалось, что в ответ получим совсем другое – не материальное, а душевное, теплое. Не получили (Софья Гуськова, «Двуглавый орел»).

Улыбками по-детски светлыми озаряют нас истории Сергея Канаева («Гостиница «Северная») и Виктории («Из детства»). Помните ли вы те времена, когда иномарок на наших дорогах было на порядки меньше, чем отечественных автомобилей? Да, жили в скромной гостинице, спали на одной кровати с мамой, потому что так дешевле, но ведь был видеосалон, где показывали такие потрясающие фильмы о том, как хорошие парни побеждают плохих! И поэтому жизнь была прекрасной! Помните ли вы те времена, когда не имело ровно никакого значения, кто крышует конкретный район, кто бандит и кто кому платит, потому что самым главным было смастерить качели из любых подручных материалов?

Радостные, сияющие улыбки мы чувствуем в историях Оксаны Ястремской («Тур вальса») и Анжелики Снегиревой («Шанс»). Когда тебе 20 лет, так хочется всего яркого, красивого, нездешнего, не-унылого, не-скучного! Так хочется оказаться ТАМ, где все другое! И как замечательно, что человек, с детства гробивший свое здоровье и «золотое время» на упорный труд и занятия балетом, получил свой шанс и использовал его.

Но светлые улыбки бывают и ностальгическими… Для многих 90-е стали временем рассвета, появилось чувство, что, вот, наконец-то! «Наконец-то мы сбросили ярмо лживой пропаганды, заскорузлой унылой идеологии и теперь заживем, «как белые люди» (Ольга, «Мы жили… и выживали!» Это были времена, когда телеканалы стали островками смелой мысли и «непричесанных» дискуссий, и видеомагнитофон зачастую использовался не для того, чтобы смотреть западные фильмы, а чтобы записывать острые политические программы и интервью с интересными людьми. Девочка-подросток, приглашенная в программу «Умники и умницы», делает для себя очень важный и полезный вывод: невозможно впихнуть в голову за три месяца то, что учится годами, образование должно быть систематическим. Более чем скромный быт, более чем простая еда, когда от недостатка витаминов у подростка расшатываются все зубы, одежда сэконд-хэнд или с маминого плеча, крайне некомфортные условия летнего отдыха с мытьем в тазике, лучшее лакомство за книгой – корочка черного украинского хлеба, и все равно времена эти не ощущаются нищими, голодными и трудными (Ольга, «Мы жили… и выживали!»

Есть в сегодняшней подборке и истории без улыбок, сухие и точные, как документ. Например, история Натальи Сподаревой «Время 90-х»: в молодом возрасте осталась вдовой, сын – подросток, зарплата библиотекаря – копейки, искала более денежную работу – не нашла. Но рук не опустила, на легкие, но сомнительные заработки не соблазнилась, нашла работу по совместительству, тоже библиотекарем, и как-то все наладилось. Героиня истории осталась верна любимой профессии, не предала ее и потом не пожалела об этом.

Хочется завершить сегодняшний комментарий цитатой из истории Ольги: «Несмотря на все сложности, 90-е годы – моя любимая эпоха, с которой связаны надежды, мечты, чувство освобождения и движения вперед. Все те чувства, которых сейчас уже нет, а жаль».