2 Апреля 2017
Проект: Были 90х


Составитель книги "Были 90-х" о новых историях, присланных на конкурс

Александра Маринина: Продолжаем вспоминать 1990-е… Как много нового в те годы открылось нашему неискушенному взору! Сегодня порой даже трудно представить, что это было. Вот, к примеру, няни в состоятельных семьях: идешь по парку, смотришь – почти сплошь вьетнамские и тайские девушки возятся с нашими малышами. Вроде и удивления не вызывает, как будто так и надо, ведь понятно, что у нас есть богатые люди, а в многих странах уровень жизни значительно ниже, и мигранты оттуда зарабатывают в нашей стране, как умеют. А многие ли из нас знают о том, что в начале 1990-х могло быть и наоборот? Оказывается, могло, и об опыте работы няней во вьетнамской семье в Харькове нам рассказала Евгения Зирнык («Няня»).

Или возьмем другой пример: эмиграция. До начала 1990-х уезжали многие, но в то время это было «навсегда», практически без возможности видеться и общаться с близкими. Люди расставались, связи обрывались, и то, что существует проблема культурной ассимиляции и интеграции, нам как-то и в голову не приходило. Когда открыли границы и стало возможным их постоянно пересекать, а общение с эмигрировавшими перестало быть ограниченным и затруднительным, мы ясно поняли, что проблема «своего устава в чужом монастыре» существует, более того, стоит в полный рост. И решать ее приходится каждому, кто переселяется в другую страну (Татьяна, «Победа»).

А вот и еще ситуация, немыслимая в прежние годы: две закадычные подруги, оказывается, могут рассориться из-за политики и выборов (Татьяна, «Почти политическое»). Могли ли мы представить себе такое при советской власти? А ассистент университетской кафедры, превратившийся в челнока, - разве не новое в то время явление? А восторг молодого человека, впервые в жизни оказавшегося в европейском городе, и боль того же молодого человека, увидевшего оскверненный памятник Советскому воину-освободителю (Олег, «Казань – Варшава. Записки начинающего челнока»)? Это сегодня мы как-то попривыкли к тому, что к памятникам, увековечивающим славу павших в Великой Отечественной войне, могут проявить неуважение за пределами России. Но тогда, в начале 1990-х, такое для нас было внове. И многих сильно и болезненно ударяло в самое сердце. Только что восторгавшийся Европой молодой казанец говорит: «…уже не так восхищали огромные здания из стекла, реклама и сверкающие витрины… Я твердо знал, что прежняя жизнь осталась позади, а что впереди? Это тогда не знал никто» (Олег, «Казань – Варшава»).

А августовский путч 1991 года? Первый на нашей памяти, непривычный, неожиданный, пугающий. Что это? Зачем это? Что будет дальше? Как реагировать? Как себя вести на работе и на службе? Как отвечать на вопросы детей-подростков? И вообще: что делать? Растеряны были не только гражданские, растерялись и военные (Сергей Ломакин, «Ты помнишь, как все начиналось? Быль из военной жизни»), получившие приказ быть готовыми «выдвигаться», но не имеющие никакой информации, кроме «Лебединого озера» и пресс-конференции членов ГКЧП. Даже командиры не могли дать внятного объяснения происходящего и всячески уклонялись от того, чтобы принять решение и отдать четкий приказ. Не ново ли это для любой армии, не только для нашей?

Знаменитое и ставшее уже нашей повседневностью силовое предпринимательство, развернутое органами внутренних дел, в начале 1990-х тоже было явлением новым и достаточно неожиданным для всех нас. Удивительное и страшное по своей сути изобретение «договорных посадок» - плод именно того времени (Владимир, «Трудный путь к процветанию»). Да, трудно было вести честный бизнес в те годы… Впрочем, сейчас не легче.

И все-таки… Как молоды мы были! Ведь, наверное, только в молодости можно радоваться покупке французских сапог,когда левый оказывается больше твоей ноги на один размер, а правый – на целых два! Да и как не радоваться, если в магазинах ничего нет, импортные товары завозят крайне редко, а если уж завозят, то мы готовы были стоять в очереди часами, не видя самого товара и не зная точно, за чем, в сущности, стоим, какого оно вида, размера, цвета и качества. Помните, как это было? Наверняка помните!