Владимир Меньшов: Я высказался по поводу сумасшедших 90-х фильмом «Ширли-Мырли» 28 Августа 2016
Проект: Были 90х


Владимир Меньшов: Я высказался по поводу сумасшедших 90-х фильмом «Ширли-Мырли»

Народный артист РСФСР, режиссер Владимир Меньшов рассказал нашему корреспонденту, как пережил 90-е годы, почему решил создать фильм «Ширли-Мырли» и как к этой картине отнеслись актеры. 

Самыми смутными годами для нашей страны, из тех, которые мне довелось пережить, были 90-е. Мы отказались от советского социализма, который просуществовал 70 лет. Стало понятно, что это был ошибочный путь, он привел нашу страну в тупик. В итоге мы со всем миром пошли, как тогда казалось, правильной и единственно надежной  дорогой - рыночной, где каждый должен был бороться сам за себя. Предполагалось, что этот путь даст громадный рывок вперед нашему поколению. Но этого не произошло. Сразу все пошло не так, как было задумано. Сначала ограбили всю страну, забрав у людей все сбережения, которые хранились на сберегательных книжках. Там было огромное состояние, практически несколько бюджетов страны. Потом забрали не то что заводы, а целые отрасли промышленности. Причем, вполне благополучные и конкурентоспособные. Например, авиастроение. В 90-е годы оно исчезло совсем. В России перестали строить самолеты. Старые, поддержанные воздушные судна стали закупать на Западе. Это немыслимо. В годы перестройки наш экономический потенциал упал в разы. Была полная разруха. С одной стороны, это было неожиданно, но вместе с тем и ожидаемо. Дело в том, что в 90-е годы у нас появилась свобода слова. На страницах газет шли политические дискуссии. Однако на них мало кто обращал внимание. А я читал и прогрессивных экономистов – Егора Гайдара, Анатолия Чубайса, и противоположные точки зрения, которые оказались ближе к истине. Не могу сказать, что все сложилось по их предположению, но они во многом были правы. Но тогда к ним никто не прислушивался, на них не обращали внимание. А между тем, люди, которые владели властью, продолжали разрушать нашу страну. Мы до сих пор не можем оправиться от их деятельности. 

Вместе с тем, 90-е годы для меня как для художника были насыщенными и интересными. А все потому, что это десятилетие мы жили без цензуры. Настолько свободным я не чувствовал себя никогда. Как раз в  эти годы снял фильм «Ширли-Мырли». И совершенно точно скажу, в другое время я бы не смог этого сделать. Уже в 2000 годах новая власть установила определенные рамки, в которые нужно было вписываться. А в 90-е мне никто не говорил, что и как надо делать. Генеральный директор Мосфильма Николай Владимирович Досталь просто дал мне денег на создание фильма и больше меня не трогал. Он поверил, что эта картина может заработать. Однако это не вполне осуществилась, так как в те годы уже был развален прокат. В кинотеатрах показывали либо второсортные американские фильмы, либо вместо них стали появляться мебельные магазины, автосалоны. Но это уже другая проблема того времени…

Важно другое. Мне очень хотелось отразить дух того переломного момента для нашей страны. Это было время резких перемен судеб. Те, кто успел вскочить на подножку трамвая чаще всего уносились в даль…. И вдруг можно было обнаружить, что твой приятель добился больших высот. Например, стал заместителем министра, а то и вовсе министром. И все благодаря тому, что он где-то удачно выступил, поддержал генеральную линию. И вот эти драматические годы для нашей страны не нашли ни малейшего отражения в искусстве. Конечно же, появлялись отдельные, поверхностные темы – криминальный Петербург, криминальная Москва, братки, красные пиджаки. Все это нашло выход во многих фильмах, но никто не показывал главного – внутреннего перерождения человека. Мне хотелось поднять именно эту тему. Я долго думал об этом, несколько раз даже приступал к работе, но все было не то, пока ко мне не пришли два молодых человека Виталий Москаленко и Андрей Самсонов. Они были учениками моего старшего друга Валерия Семеновича Фрида. У них был сценарий комедии о двух близнецах. Помню, первое что я им сказал: «Это скучно, если было бы три, это было бы другое дело». И мы стали так лениво сочинять эту историю. Поначалу она не имела ничего общего с сегодняшним фильмом. Я несколько раз встречался с ребятами, постоянно вносил что-то новое в сценарий. Они записывали за мной каждое слово. И уже на следующую встречу приносили обновленный текст. Так было несколько раз. Потом я уже забрал у них сценарий и стал писать своей рукой. Меня настолько захватил сюжет, что в материал погрузился с головой. Потом давал читать сценарий своим друзьям, коллегам. Люди просто падали со стульев от смеха. Действительно, удачно получилось. Стали снимать. 

Для этой картины я подобрал звездный состав актеров. Причем, даже в эпизодах у меня снимались именитые люди. Но если честно, это не так-то сложно было сделать. Ведь в 90-е годы кино почти умерло, у артистов работы не было. Конечно же, не только по этой причини они согласились у меня сниматься. Еще и сценарий был хороший. Хотя, многие актеры первое время сожалели, что пошли на это. Нонна Мордюкова даже какой-то газете об этом сказала. Но прошло время и она извинилась за эти слова. Помню сказала такую фразу: «Сейчас смотрю фильм и думаю, какое смешное кино получилось». Инна Чурикова тоже первое время жалела, что снялась у меня. Но через два года сказала: «Боже, какой хороший фильм». 

Есть у меня дар предугадывать время. Но главное то, что, когда я работал над «Ширли-Мырли» в мою работу никто не лез, не контролировал. Была полная свобода. Этим и отличались лихие 90-е. К примеру, когда снимали «Любовь и голуби», этот процесс отслеживали все, кто только мог, включая тогдашнего министра культуры. Контролировали каждый шаг. Сначала на этапе подготовке сценария. Пока писали, в него уже вносили уйму замечаний, а потом уже даже и на отснятый материал хотели правки внести. Казалось бы, сценарий согласован, что еще нужно? Нет же, нужно было отслеживать каждую деталь. Когда закончил работать над картиной, министр культуры мне сказал: «Ни в коем случаем мы не примем этот фильм. У вас в нем очень много водки пьют». В то время в стране как раз началась компания по борьбе с алкоголизмом.  И тут я схватился за голову… Что делать? Тогда же не было цифровых технологий, при помощи которых можно было легко и просто стереть водку со стола. Но в итоге я не дал испортить фильм. Он остался таким, как был, и славу Богу. Правда, его фестивальную судьбу загубили, а он бы мог претендовать на серьезные международные награды. Да и по телевизору его мало показывали. Эта картина сама пробилась в народ. И опять же благодаря 90-м. Ведь именно в это время стали появляться видеомагнитофоны, фильм стали тиражировать на кассетах. Так о нем и узнали. 

Я ценю 90-е именно за полную свободу. В 2000-х годах нас стали потихонечку зажимать. Сейчас, когда показывают по телевизору «Ширли-Мырли», я ахаю. Вся картина «запикана». Ее испохабили этим. Там, конечно, нет чистого мата, но слово «сука» уже произносить нельзя. К счастью, в первоначальном виде фильм существует на видеокассетах, дисках, в интернете. 

Так, картиной «Ширли-Мырли» я и высказался по поводу сумасшедших 90-х годов. Этот фильм – портрет того сложного, переломного периода для нашей страны. Пожалуй, более заковыристого времени мы еще не переживали. 

Фото: Сергей Величкин, с сайта kino-teatr.ru