9 Августа 2016

Экскурсия "Народной книги": Минский Государственный музей истории медицины

Покупайте летом цветки ромашки по пять копеек!» -- призывал покупателей аптеки огромный плакат в начале XX века. Но кому нужны ромашки летом?Ведь этими скромными цветами усыпаны луга и поля. Понятно, что ромашка – лекарственное растение. Отвар из её цветков поможет больному горлу, снимет спазмы в желудке. Но опять-таки, зачем покупать, когда хоть мешок собирай на здоровье?

Ответ на вопрос нашла в Музее истории медицины. В то время зверствовал туберкулёз лёгких, или чахотка. Болезнь унесла много жизней, в том числе белорусского поэта Максима Богдановича. А покупая букет скромных ромашек, люди вносили вклад в лечение больных. За собранные деньги покупались лекарства, строились больницы и санатории.

Колбочки, баночки-скляночки различных форм и размеров, фарфоровая ступка с пестиком. Когда-то аптекарь в ней толок травы, чтобы получить всего пару капель лечебного сока. Каждая была на вес золота. Глядя на широкий ассортимент современных аптек, трудно представить, что для приготовления порошка или мази, средневековый провизор использовал от двадцати до семидесяти компонентов: травы, парфюмерия…Лечили даже ядами.

Назначения пациентам чаще всего делали… парикмахеры. Тогда их называли цирюльниками, брадобреями. Почему они? Наверное, потому что ловко владели инструментами, и людям казалось: они-то всё умеют! Кстати, слово цирюльник близко к латинскому «цирургус» или «хирургус». Кто не доверял им, обращался к знахаркам. Те считали, что болезнь приходит тогда, когда в человека вселяется злой дух. И порой «прописывали» проделать в голове болезного небольшое отверстие, чтобы вся хворь вышла. Можно было принести амулет, на который та же знахарка нашёптывала заговоры на здравие.

Пожалуй, единственными врачевателями, чьи идеи и сегодня находят сторонников, были травники. Отваром из горькой полыни и таволги лечили заболевания желудка, лист подорожника спасал от укусов ядовитых змей, цветами ландыша врачевали туберкулёз, сок болиголова использовался хирургами того времени как общий наркоз. Представьте, какой риск: растение смертельно ядовито. Несколько его капель -- и больной погружался в тяжёлый одурманивающий сон, от которого порой не просыпался.

Любопытны и другие экспонаты. Например,костяная игла. Смотришь на неё и не верится, что хирург ею штопал раны, накладывал швы. Или аппарат Рива-Рочи, ртутный тонометр. Юные пациенты любили наблюдать за ртутным столбиком, который сначала подскакивал, а потом опускался вниз. А вот деревянный стетоскоп, который доктор узким концом прикладывал к своему уху, а широким – к телу пациента, слушая, как бьётся сердце.

В XVI веке дипломированных медиков было немного. Первым нашим соотечественником, получившим учёную степень в медицине, был Франциск Скорина. Многие слышали о посёлке Ждановичи под Минском. Своим названием он обязан первому главному врачу земской больницы XVIII века Ивану Здановичу. Он открыл в здешних местах минерализованный источник, который действует до сих пор.

Не забыли в музее о помощницах врачей – сёстрах милосердия. Считается, что начало сестринского дела положила итальянка Флоренс Найтингейл в XIX веке. С детства она видела своё предназначение – помогать больным людям. Во время Крымской войны Флоренс вместе с монахинями работала в полевых госпиталях. Её именем названа медаль, которой удостаиваются лучшие медицинские сёстры. Рискуя своей жизнью, они спасают других. Сотни раненых вынесли с поля боя в годы Великой Отечественной войны Зинаида Туснолобова-Марченко, санинструктор Зинаида Самсонова, погибшая под Оршей, Мария Щербаченко, Мария Шкарлетова…

Самые частые посетители музея – старшеклассники, особенно те, кто хочет будущую профессию связать с медициной. Они пытливы и любознательны. И по рассказам сотрудников музея, мечтают найти лекарства от неизлечимых болезней. Кто знает, может, им это удастся?

Светлана Чарная





Поделитесь этим материалом в социальных сетях

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Liveinternet Mail.Ru