24 Июня 2016

Первая история, поступившая в оргкомитет проекта "Истории Бессмертного Полка"

История предоставлена организаторами проекта "Подвигу жить в веках".

ВЯРГИНЯ, ИЛИ ДЕВОЧКА-ГЕОРГИН

Это рассказ о маленькой девочке Жене, узнавшей войну в раннем детстве и пережившей ее ужасы в оккупации. Поэтому у нее не было детства. Но была красная шапочка с голубым цветком, из-за которой местные ребятишки прозвали ее Вяргиней, что в переводе с белорусского языка означает «георгин»…

Накануне войны семья Дуровых находилась по месту службы главы семейства Николая Алексеевича – в деревне Кусичи, Брестской области. Там, всего лишь в 18 километрах от границы, располагалась воинская часть. Весной 1941 года Николая Алексеевича командировали на курсы повышения квалификации в город Бобруйск. Он хотел отправить семью – жену и двоих детей – к родителям в Воронежскую область. Но супруга Анастасия Семеновна отказалась, так как, несмотря на слухи о приближении войны и снующих вдоль границы переодетых немецких разведчиков, ни одна семья не уехала.

В 4 часа утра 22 июня началась бомбежка. Немецкие самолеты летели на бреющем полете, расстреливая из автоматов живые мишени – наших солдат и офицеров, пытавшихся дать отпор. Они бежали, не успев надеть форму, стремясь быстрее взять оружие из расчетов. Но находили мгновенную смерть от пуль вероломного врага. Белые фигуры метались в ночи и падали замертво.

Спрятавшись под яблоней, Анастасия Семеновна прижала к себе сына Васю и дочь Женю в надежде погибнуть вместе. «Это наши… это наши», – повторяла она, чтобы успокоить детей. Но Вася возражал: «Кресты на крыльях! Это немецкие самолеты!» Через два часа в село пришли фашисты: автоматчики, мотоциклисты, танки, орудия. Женщины и дети пытались уйти в тыл. Их сопровождали оставшиеся в живых военные. Пришлось долго идти пешком. Беженцев подбирали уцелевшие грузовые машины. На проселочной дороге остался верный друг детей Дуровых – пес по кличке Джек. Он долго бежал за машиной, не желая оставлять беззащитными своих маленьких друзей. Но выбился из сил и, потеряв дыхание, упал в дорожную пыль. Первое детское горе обожгло сердце предчувствием страшных событий.

Оказавшись в неизвестном селе, вскоре беженцы ощутили голод. Мать в отчаянии предложила детям просить еду по дворам. Но ребятишки не смогли попрошайничать и остались голодными. Спустя несколько часов и в это село пришли немцы. Оставшиеся без крова беженцы просились на постой к местным жителям. Пускали неохотно, ведь они были «восточниками», т.е. членами семей офицеров и красноармейцев, за помощь которым оккупанты расстреливали в первую очередь. Молва о жестоких немецких расстрелах уже разнеслась по округе.

В первый день войны на территории воинской части, покинутой беженцами, кто-то нашел красную шапочку Жени – так появились слухи о том, что семья лейтенанта Дурова погибла…

Но маленькая Женя, ее брат Василий и мама Анастасия Семеновна выжили и нашли приют на окраине села в 6-метровой комнате с земляным полом. Там отсутствовала мебель и домашняя утварь, но уже были свои «жильцы» – тучи насекомых, облепивших стены и потолок. Они боялись запаха керосинки и метались по стенам, если их тревожил свет. Но за окном высоко поднялась конопля, вдали виднелась река. И казалось, что нет войны, лишь отец уехал в командировку.

Так казалось, пока не разрывали тишину автоматные очереди и лай овчарок. Каждую ночь в сосновом бору Песчаны расстреливали партизан и мирное население – рассказывали, что в это время суток во рву шевелилась земля и слышались стоны… Часто происходили облавы: немцы хватали молодежь и отправляли в концлагеря Германии – трудиться на благо «третьего рейха».

Когда из окошка виднелись колонны карателей, Дуровы устремлялись в лес. Однажды на проселочной белорусской дороге патрульный солдат не расстрелял молодую женщину с двумя детьми – членов семьи красного командира, бежавших в лес, чтобы спастись от угона в концлагерь. Спустя десятилетия Анастасия Семеновна и ее дети не могли забыть то страшное мгновение, когда, окаменев от ужаса, смотрели, как молчаливый немец с автоматом наперевес приближался к ним размеренными шагами. Он остановился напротив и вдруг пошел в обратную сторону. Почему не выстрелил? Может быть, устал убивать или вдруг вспомнил своих детей? Его пуля могла перечеркнуть не только жизни Жени и Васи, но и еще не родившихся их детей и внуков.

Однажды в хату ворвались немцы и потребовали, чтобы Анастасия Семеновна пошла за ними. Плачущая Женя побежала за мамой, думая, что ее уводят на расстрел. Немецкий солдат отгонял ребенка прикладом. До глубокой ночи Женя ждала маму на окраине села около колючей проволоки немецкой военной части. Оказалось, что Анастасию Семеновну заставили работать прачкой и посудомойкой в столовой для немцев. Оттуда, рискуя жизнью, она иногда приносила объедки, чтобы спасти детей от голодной смерти.

Женя помнит, что часто мама, вернувшись с работы из немецкой части, тихо говорила со старшим сыном Васей, который сразу же уходил в лес за дровами – каждый раз с большим вещевым мешком. Детское любопытство подтолкнуло Женю заглянуть внутрь мешка, где оказались шерстяные носки, связанные материнскими руками. Девочка удивилась: зачем брату, чтобы собрать дрова, потребовался мешок носков? Но в семье офицера не принято было задавать лишние вопросы.

А тем временем… дорогами войны шел отец Жени – капитан Дуров Николай Алексеевич. Накануне злосчастного июньского дня его разлучил с близкими военный приказ. До самого конца войны он не мог получить сведения о своей семье.

Он ШЕЛ… сквозь окружение и шквальный огонь неприятеля, через болота и снега, из стонущих госпиталей на огневую-передовую линию фронта.Он ШЕЛ, отгоняя мысли о том, что жена и дети погибли на границе, зная, что выжить в кровавом смерче первых часов войны было выше человеческих сил.

Он ШЕЛ… следом за двумя старшими братьями, чьи танки взметнулись факелами в небо, сгорев на поле боя.

Он ШЕЛ, зная, что грудью прикрывает двух младших братьев, вставших за ним в строй.

Он ШЕЛ на встречу со смертью, которая оказалась слабее его решимости победить.

Он отступал от Бреста к Сталинграду и мог погибнуть не раз и не два, а каждое мгновение. Но не погиб, даже когда был погребен взрывом заживо. Его спасла похоронная команда. Солдат случайно коснулся руки, торчащей из-под земли – она оказалась теплой. Так капитан Дуров родился во второй раз и вскоре, вопреки контузии и ранениям, снова вернулся в строй, чтобы наступать на Запад – через Австрию, Румынию, Болгарию и Венгрию на Берлин.

Победа остановила его боевой поход в Будапеште. Последнее сражение за озеро Балатон снилось ему и после войны. Во время переправы погибло так много солдат, что казалось, будто воду заменила их кровь.

В семейном альбоме сохранилось фото с надписью «Май 1945 года. Австрия, город Грац. Первый военный комендант, гвардии капитан артиллерии Дуров Н. А.». На снимке молодой офицер, поседевший прежде, чем наступила старость. На его груди – орден Красной Звезды, через плечо – планшет; за спиной, на стене, висит карта военных действий. Из распахнутого окна веет весной. Война позади. Однажды из этого окна раздался выстрел, но пуля лишь поцарапала висок коменданта.

Солдат-победитель уверенно смотрит в будущее, не зная о том, что самое тяжелое «ранение» настигнет его в мирное время на далекой Колыме… Но прежде состоится счастливая встреча с женой и детьми в родном воронежском селе. Вскоре его вновь призовут к воинской службе для боев с бандеровцами. Потом он вернется к мирной жизни и станет воспитателем-наставником для малолетних сирот-беспризорников. Несмотря на бедность и послевоенную разруху, Дуровы были счастливы: дети и родители остались в живых – не каждой семье выпадало такое везенье!

Но однажды случился внезапный отъезд Николая Алексеевича по требованию военного командования к прежнему месту службы в Западную Украину. Узнав об аресте отца, старшеклассница Женя напишет письмо товарищу Сталину. Она искренне поблагодарит его за свое счастливое детство и попросит освободить отца-фронтовика. Ответа не последует…

Осужденный «тройкой» по ложному доносу, в 1947 году Николай Алексеевич будет исключен из партии и отправлен на лесоповал. Каторжный труд без вины осужденного оказался тяжелее фронтовых будней. Заключенных, возвращающихся из тайги, каждый день на протяжении многих лет встречал плакат на лагерном бараке: «Вперед к победе коммунизма!» Фронтовой офицер, деливший нары с однополчанами и уголовниками, будет ранен в самое сердце разочарованием в человеке, чье имя поднимало солдат в последнюю атаку.

После амнистии капитан Дуров снова вернется к привычной жизни, чтобы никогда не рассказывать своим детям и внукам о пережитом.

Девочка Женя повзрослеет и станет учителем литературы, счастливой женой, многодетной матерью и бабушкой.

Старший брат Василий осуществит свою мечту стать капитаном дальнего плавания, будет главой большой семьи. Но, прожив целую жизнь, незадолго до своей смерти в письме сестре лишь однажды признается, что в далеком военном детстве был связным у партизан, а их мама Анастасия Семеновна – разведчицей. Вяргиня – маленькая девочка-«георгин» – об этом не догадывалась…

Аношкин А.П.(выпускник ПГТА),

Маслов А.Д.(студент ПГУАС), Маслова И.И.(д.и.н., профессор)


город Пенза

 






Поделитесь этим материалом в социальных сетях

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Liveinternet Mail.Ru