Маргарита Суханкина: В 90-е я вела двойную жизнь 1 Июня 2016
Проект: Были 90х


Маргарита Суханкина: В 90-е я вела двойную жизнь

Эстрадная и оперная певица Маргарита Суханкина, все 90-е тайно певшая за суперпопулярную группу "Мираж", рассказала нашему корреспонденту о том, почему ей пришлось скрываться за кулисами. 

90-е годы запомнились мне тем, что я вела тайную двойную жизнь: я пела в Большом театре и была закадровым голосом группы «Мираж». О том, что на дисках этой  популярнейшей группы звучит именно мой голос, никто ничего не знал и не должен был знать, поскольку это могло стоить мне карьеры классической вокалистки.

А началось это с экспериментов еще в подростковом возрасте. Когда-то, когда нам было лет по 14, у нас была развеселая компания из полутора десятков человек. В этой компании не было ни сигарет, ни наркотиков, и мы чувствовали себя очень взрослыми, если нам буквально из пипетки капали в кофе алкоголь. Это считалось из ряда вон выходящим событием. Мы активно тусили по дискотекам, передвигаясь с одной на другую. Это все очень нравилось моему приятелю Андрею Литягину, будущему композитору и музыкальному продюсеру. Он говорил, что очень хочет заниматься попсовой музыкой и у него уже даже есть собственные композиции. 

А я уже тогда  ходила в музыкальную школу, ездила на гастроли с Большим детским хором Всесоюзного радио и телевидения, и Андрей предложил мне что-то вместе записать на пробу. Это называлось группа «Зона активности» и мы записали две песни: «Взревел мотор» и «Снежный человек». Надо признать, что мы  просто валяли дурака:  там не было никакого музыкального контекста — я визжала, рычала и издавала какие-то другие непонятные звуки.  А Андрей просто искал себя, пробовал. Когда мы окончили школу, мы продолжали дружить и общаться с Андреем, причем там и близко не было намека на отношения. Мы просто очень весело проводили время в общей компании. И когда я уже училась в консерватории, Андрей мне позвонил и предложил записать вместе несколько написанных им песен. Я говорю: «Андрюха, здорово что ты написал песни, но я учусь в консерватории и занимаюсь классикой». 

А тогда было такое время, что совмещать классику и эстраду было категорически нельзя.  Это просто как комсомолец в церкви — жуткий скандал! Если бы стало известно, что я пою эстрадную музыку, мне обязательно бы  сказали, что я подрываю авторитет классического образования.  Да за это просто могли отчислить из консерватории! Либо ты идешь в то учебное заведение, где есть отделение эстрады, либо занимаешься классической музыкой. Все строго.
Тем более, я училась в классе Нины Львовны Дорлиак, супруги великого пианиста Святослава Рихтера. Я общалась с такой плеядой музыкантов, с которой мы говорили исключительно в классической терминологии, и было немыслимо оказаться пойманной на таком занятии, как эстрада. 



Тем не менее, Андрей уговорил меня попробовать спеть его песни в качестве эксперимента: «Ну что тебе, жалко, что ли, помочь?». Я говорю: «Андрюша, а это не повредит моему голосу?». Я же помню, как мы записывались в детстве. Он говорит: «Нет, там совсем другая мелодика».  И правда, он мне их поставил послушать, и там оказался музыкальный стиль, близкий к Модерн токинг. И мы записали его песни. 



А потом он уже без моего ведома попробовал эти записи прокрутить на дискотеках. Люди буквально ахнули и сошли с ума. Началась эпоха невероятной популярности группы «Мираж», которой не было в природе! Это были Андрей, я и еще Андрюша Проклов, который исполнял гитарную  партию.
Потом Андрей выпустил втайне от меня диск с этими  песнями, подписав просто «Группа «Мираж», и он стал  раскупаться тысячными тиражами.
А я услышала эти записи случайно: они неслись из автомагнитолы  какого-то мужика, который мыл машину на берегу реки, где мы загорали с компанией. Я к нему подошла и говорю: «Это же я пою! Откуда у вас эти записи? Вы знаете Андрея, это он вам дал?». Он посмотрел на меня, как на сумасшедшую, и говорит: «Какой Андрей? Это группа «Мираж», ее записи продаются во всех ларьках».

Я давай звонить Андрею, говорю: «Как же так? Мы же просто пробовались! Почему ты не сказал, что ты выпустил эти записи на дисках? У меня могут быть очень большие проблемы, меня могут отчислить! Ты же не написал на дисках мою фамилию?». А он говорит: «Ну чего ты? Посмотри, как клево получилось! Какая популярность!».  

С тех пор еще года не прошло, он звонит и говорит: Слушай, тут такое дело… Нас требуют на сцену, а кого я им предъявлять буду? Мы обозначены как группа «Мираж», люди слушают и кайфуют, хотят нас видеть, требуют концерты. Что делать-то теперь? Давай, бросай свою консерваторию, поедем на гастроли. Все так классно раскручивается!». 

Я говорю: «Андрюш, ты понимаешь, что я никуда не поеду? Я не могу засвечиваться нигде, меня отчислят. Набери каких-нибудь девчонок и предъявляй их». Так и началась вся эта история. Все 90-е я пела за «Мираж» инкогнито, с подставными солистками, которые менялись и мелькали перед публикой. Когда «Мираж» во всю гремел, то я стояла за кадром. Никто не знал и не должен был знать, что это мой голос. 

В начале 90-х у меня была просто комедийная история, когда я поехала отдыхать на юг и познакомилась там с мальчиком, с которым у меня случился почти роман. Я рассказала ему, что учусь в консерватории. Для меня, как для музыканта, это было превыше всего: я думала, что все должны понимать, что консерваторское образование — это самое-самое лучшее образование в сфере музыки. А на него это не произвело особого впечатления.  
И вот мы гуляем по пляжу, ночь, романтическая обстановка, и на весь пляж гремит песня группы «Мираж» в моем исполнении. А мне же хочется усилить впечатление, которое я на него произвела. И я говорю: «А это я пою, это звучит мой голос!».  А он покрутил пальцем у виска и говорит: «Ты что, обалдела? Ты уж не притуляйся к ним-то.  Это же популярнейшая группа! Супер-группа это «Мираж»! А ты-то кто такая?». То есть, юноша просто решил, что я сумасшедшая. 



Все 90-е продолжалась моя двойная жизнь. Конечно, все это время находились люди, которые говорили: «Ну, Маргарита, признайтесь, мы же знаем, что это вы!» А я отказывалась,  отмалчивалась и бросала телефонные трубки. Ведь мы же договорились с Андреем держать все это в секрете. Ходили жуткие слухи, что на дисках «Миража» звучит голос певицы-инвалида, у которой жуткая внешность и одна нога короче другой, поэтому ее нельзя показать публике.
 Это продолжалось довольно долго. И в общем-то уже многие знали правду, а еще больше народу догадывалось о истинном положении вещей.И только в 2000-х я воссоединилась со своим голосом и с «Миражом», и вышла из тени. В «Олимпийском» был первый большой концерт «Дискотека 80-х», которая собрала невероятное количество людей. И пока его готовили, меня буквально осаждали фанаты, говорившие: «Маргарита, выступите, надо же когда-то рассказать правду народу!». Потом нашлись продюсеры, мы встретились с Андреем, поговорили на эту тему. 



В то время я была уверена, что мне уже поздно выходить на эстраду. Но все вокруг говорили: «Ты что, в сорок лет многие только начинают набирать обороты. Вот Лепс, например, прославился после сорока. У тебя самый расцвет, и вся эта музыка снова очень актуальна!». В конце концов меня уговорили. Это совпало с очередной сменой руководства  в Большом театре и с волной увольнений, в результате которой я покинула Большой. И все начало так стремительно разворачиваться, что до сих пор мы ездим по гастролям, очень востребованы, и никакого кризиса у нас нет. 

Фото из личного архива Маргариты Суханкиной. 






Поделитесь этим материалом в социальных сетях

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Liveinternet Mail.Ru